Путин и общество
24 октября 2021 г.
Бороться с протестами будут карантинами
4 АВГУСТА 2020, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

«Возвращение россиян с курортов может спровоцировать новый виток COVID-19». Под таким, или примерно таким, заголовком сегодня опубликованы заметки и вышли сюжеты на десятках провластных ресурсов. Об этом своим читателям и зрителям сообщают газета «Известия», телеканалы RT и РЕН ТВ, информационное агентство РИА Новости.

Эта алармистская новость базируется на единственной цитате. С предостережением выступила завкафедрой инфекционных болезней РУДН Галина Кожевникова. Вы когда-нибудь слышали про такую инфекционистку, Галину Кожевникову? А про то, что в РУДН есть кафедра инфекционных болезней? Так почему же вдруг эта, возможно, весьма компетентная, но мало кому известная дама становится ньюсмейкером по столь животрепещущему и важному вопросу? В чем новостная ценность ее мнения? Почему мы должны ему доверять? А мы и не должны…

Теперь корреспонденты различных изданий спросят об этом каких-нибудь более известных людей, те начнут рассуждать, выдвигать разные версии, предлагать свое видение ситуации. Так формируется медийная повестка.

Мэр Москвы Сергей Собянин продолжает уверенно утверждать, что вторая волна коронавируса столице не грозит. Публикуемые нынче отчеты о состоянии дел в этой сфере вроде бы подтверждают его слова. Но в то же время сотрудники торговых точек рассказывают, что префектуры от лица Роскомнадзора потребовали от них ужесточения масочно-перчаточного режима, который формально и не отменялся, но в Москве давно не соблюдается. А в метро возобновились рейды сводных бригад различных ведомств, которые требуют от пассажиров безусловного соблюдения всех действующих правил. То есть подспудно нам как бы внушают, что вообще-то дела с коронавирусной инфекцией обстоят не блестяще. И люди, конечно, скорее верят этим знакам, чем словам чиновников любых уровней. Да и в целом по стране официально анонсируемая ситуация выглядит далеко не столь благостно, как в Москве или в Питере.

Мы все помним, когда в России смертоносная инфекция была фактически побеждена, а бравурные рапорты об этой громкой исторической победе прозвучали с экранов всех отечественных телевизоров. С ужасной болезнью родные власти расправились прямо накануне дня (дней) всенародного голосования по обнулительным поправкам к действующей Конституции. Понятно, что мы тогда не очень поверили в столь удачное для Кремля совпадение. Очевидно также, что вся эта коронавирусная эпопея немало послужила ужесточению политического режима внутри России. Выгоден ли властям новый ввод жестких карантинных мер? Ответ на этот вопрос очевиден, он получен из Хабаровска.

То, что Россия оказалась на пороге новой протестной волны, ясно уже для подавляющего большинства экспертов и комментаторов. На Дальнем Востоке традиционными для нынешней власти методами ее гасить не получается. Вряд ли кто-то питает иллюзии по поводу отказа (временного) властей от силового решения конфликта с жителями Хабаровского края и других поднимающих голову регионов. Я думаю, к человеколюбию и приверженности демократическим принципам эта стратегия имеет мало отношения. По всей видимости, Кремль не решается масштабно применять там силу, полагая (хочется верить — справедливо), что это только усугубит ситуацию. Так почему же не рассмотреть сценарий нового карантина, который сразу дает властям огромные преимущества?

В условиях нового эпидемиологического витка оппозиция теряет моральное право призывать людей выходить на улицы. «Безответственные политиканы гонят граждан прямо на вирусы»! Подобного рода обвинения будут звучать из каждого утюга. Правда, возникает некоторая проблема с проведением сентябрьских выборов. Ну, так можно же воспользоваться плодотворным опытом вышеупомянутого голосования. Участки, которые оборудуют в палатках, будут работать три дня, членов УИКов оденут в защитные костюмы, внутри все опрыскают разными дезинфицирующими жидкостями. Ну и массовое предварительное голосование, разумеется. Словом, не выборы, а мечта фальсификатора!

Конечно, пока рано уверенно утверждать, что Кремль наверняка данную стратегию применит. Тем более что мы пока не знаем, будет ли у него нужда опять запереть людей по домам, разгонится ли всероссийская протестная волна до серьезных масштабов. Однако проблема состоит еще и в том, что в случае, если по стране вновь начнут вводить карантины, у нас не будет возможности выяснить, насколько оправданны эти меры и с чем мы имеем дело — то ли с реальным новым витком страшной эпидемии, то ли с гнусной политической технологией…

Фото: Петр Ковалев/ТАСС












  • Леонид Гозман: В стране, за которую он отвечает, происходит катастрофа, и он на это никак не реагирует, а говорит о мировом порядке, объясняет, что всё неправильно. 

  • Ведомости: Речь президента России Владимира Путина на Валдайском форуме 21 октября не должна сказаться на отношениях с западными странами...

  • Бек Мухамедов: Валдайский форум. А где маски??? В стране УжОс, локдаун уже через несколько дней, а они без масок.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Откровения Валдайского старца
22 ОКТЯБРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В этот день 103 года назад, 22 октября 1918, в Союз советских журналистов поступило заявление: «Прошу зачислить меня в члены профессионального Союза советских журналистов. Вл. Ульянов (Ленин)». Просьбу, понятное дело, удовлетворили. Владимир Ульянов действительно считал себя журналистом. Николай Романов считал себя хозяином земли русской. Наблюдая за выступлением Путина на Валдайском форуме, я пытался понять, кем он себя считает. То, что не президентом страны под названием Российская Федерация – это точно. Масштаб не тот. Тесноват будет. Философом? Тоже нет. Философов этих вон сколько, а он ведь один.
Прямая речь
22 ОКТЯБРЯ 2021
Леонид Гозман: В стране, за которую он отвечает, происходит катастрофа, и он на это никак не реагирует, а говорит о мировом порядке, объясняет, что всё неправильно. 
В СМИ
22 ОКТЯБРЯ 2021
Ведомости: Речь президента России Владимира Путина на Валдайском форуме 21 октября не должна сказаться на отношениях с западными странами...
В блогах
22 ОКТЯБРЯ 2021
Бек Мухамедов: Валдайский форум. А где маски??? В стране УжОс, локдаун уже через несколько дней, а они без масок.
Блеск и нищета энергетической сверхдержавы
14 ОКТЯБРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Участие главного российского начальника в мероприятиях Российской энергетической недели стало, подозреваю, моментом его торжества. Которых после присоединения Крыма было немного, если таковые вообще были. По сути дела, это было торжество концепции энергетической сверхдержавы в ее соединении с идеей управляемой демократии. Итак, в вызывающей такое раздражение Гейропе случился серьезный энергетический кризис. Случился он, в путинской трактовке, потому что европейцы слишком резко попытались переключиться на возобновляемые источники энергии, всякие там ветряки...
Прямая речь
14 ОКТЯБРЯ 2021
Леонид Гозман: Путин может просто получать удовольствие, адресуя подобные вещи условным «нам» и понимая, что мы ничего не можем сделать. 
В СМИ
14 ОКТЯБРЯ 2021
«Коммерсант»: Россия и Европа по-разному видят пути выхода из газового кризиса... «Московский комсомолец»: Путин жестко поспорил с красивой американской ведущей...  
В блогах
14 ОКТЯБРЯ 2021
Abbas Gallyamov: На самом деле речь идёт не о гуманности, а о падающей популярности президента. К протесту присоединяются всё новые группы населения. 
Традиционный тост
7 ОКТЯБРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Свой некруглый юбилей главный российский начальник встречает на пике своего могущества. Политическое поле в России залито ровным аккуратным слоем асфальта, оппонентов у верховного властителя практически не осталось. И, похоже, что этот специфический асфальт земля нашего Отечества принимает куда лучше асфальта обыкновенного, предназначенного для дорожного строительства. Не то что реальные, а даже потенциальные политические противники – кто в колонии, кто в эмиграции. Путин может уверенно констатировать, что его власть надежно обеспечивает не только внутреннюю стабильность, но и внешнюю безопасность страны. 
Прямая речь
7 ОКТЯБРЯ 2021
Николай Сванидзе: ...у Путина в последние годы не было успехов. Это незаметно, но медленно подрывает его власть. Ему нечего положить на стол.