Что делать?
22 сентября 2020 г.
Как отобрать порядочных и квалифицированных депутатов
10 НОЯБРЯ 2019, ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ


Дайджест по публикациям

Чтобы уйти от самодержавия, провести назревшие реформы, потребуются квалифицированные специалисты. И как это ни звучит для россиян непривычно, нужны квалифицированные и порядочные  депутаты, способные утвердить «правильное» правительство и контролировать бюрократию.  Рассмотрим в качестве примера Швецию. Хотя Швеция — парламентская монархия, но король Швеции — всего  лишь  национальный символ. Никаких властных полномочий он не имеет. Всем заправляют представители граждан — депутаты парламента и назначенное ими правительство. Формирует правительство и назначает премьер-министра партия или коалиция партий, имеющая большинство.

 В современной Европе для карьеры парламентария нужны хорошие профессиональные знания. Поэтому, например, в Швеции уже 100 лет самые популярные кандидаты в Риксдаг — юристы и  экономисты. Спортсменов туда не избирают. При этом парламентарии сначала становятся учеными, а уже потом — политиками. Российский вариант депутата, срочно оформившего себе «липовую» диссертацию, в Швеции просто невозможен.

В Европе политики обычно проходят отбор в процессе своей карьеры — от муниципального уровня до парламента и члена правительства. Например, президентами Франции  порою становились мэры Парижа, но, чтобы быть избранным мэром Парижа, надо тоже пройти большой политический путь. Это не Россия, где губернатором изберут того, на кого укажет царь-президент.

Дочка владельца двух бакалейных лавок, самый знаменитый премьер-министр Великобритании от партии тори баронесса М. Тэтчер, еще студенткой (в 1946 году) стала председателем Ассоциации Консервативной партии Оксфордского университета. Работая химиком и занимаясь в своем округе политической деятельностью, она получила дополнительное юридическое образование по вопросам налогообложения. В 1959 году в тяжелой борьбе, и не с первой попытки, победила и стала членом Палаты общин. Спустя 11 лет она в течение четырех лет была министром просвещения и науки. В 1975 году  стала первой женщиной — лидером оппозиционной Консервативной  партии. В мае 1979 года тори победили на выборах, и Тэтчер стала первой в Европе женщиной, которая возглавила исполнительную власть. К этому посту она шла 33 года, а занимала его 12 лет.

 

***

74 года советской власти деформировали  сознание широких слоев нашего общества. И сегодня, спустя почти три десятка лет после краха СССР, актуален афоризм Виктора Черномырдина «Какую партию ни делаем, всё КПСС получается».

В развитых демократических странах именно партии отбирают и продвигают перспективных политиков с «уровня корней травы» до самой вершины. Партии несут за них политическую ответственность, рискуют своим авторитетом, а политики стремятся соответствовать высоким требованиям. Партийные машины — двигатели политиков — существуют потому, что большинство избирателей не попадаются на дешевые трюки. У нас же оказаться в списке партии по всероссийскому округу ни к чему кандидата не обязывает, а дивиденды ему приносит. Многие избиратели относятся к этому факту  снисходительно, не понимая, в чем именно состоят обязанности депутата, какие знания от него требуются.

Российские партии не выполняют ни одной из функций политических партий развитых стран. В Великобритании, Германии, Франции и США первая функция партии — воспитывать  политиков, способных реализовать политические программы этих партий. Кэмерон и Обама, Меркель и Олланд набирали политический вес в ходе внутрипартийных баталий и межпартийной борьбы. В России все наоборот. Борис Ельцин, заработавший политический капитал на критике номенклатуры КПСС, ни в какую партию больше не вступал. Владимир Путин не только ни дня не был членом преданной ему «Единой России», но и подчеркнуто дистанцируется от нее. Влиятельные представители власти ему подражают.

В России лидеры партий сначала становятся известными людьми, а уже потом создают свои партии. Такую схему партийного строительства реализовали Жириновский в ЛДПР, Гайдар в «Демократическом выборе России», Черномырдин в движения «Наш дом — Россия», Явлинский в «Яблоке», Прохоров в «Гражданской платформе». Без своих лидеров эти партии ничего из себя не представляли. После того как Гайдар и Черномырдин утратили свой номенклатурный статус, созданные «под них» политические партии быстро исчезли с политической карты страны. То же ждет и ЛДПР, если от нее отмежуется Жириновский.

Сегодня в России есть малочисленные оппозиционные партии, которых власть не регистрирует и не допускает на выборы. Есть и системные псевдопартии, представленные в Госдуме. Их лидеры — «свои» для высших слоев коррумпированной российской  бюрократии. В условиях слияния власти и собственности произошло стремительное обогащение верхушки единороссов. Благодаря информационной прозрачности современного мира это стало известно гражданам. В общественном сознании «Единая Россия» превратилась в «партию жуликов и воров». И теперь от нее дистанцируются даже ее члены, на местных выборах они предпочитают идти как самовыдвиженцы.

 Вторая, а по значимости первая функция политических партий — реализовывать политические интересы групп граждан, привлекать внимание государства к ним. Эту функцию современные российские партии лишь декларируют. Программы партий, как правило, сводятся к набору звучных лозунгов, зачастую невыполнимых. Способствует этому и принятая в России пропорциональная система выборов депутатов. При такой системе достаточно поставить во главе популярного или просто известного человека, и необходимое число голосов в Государственной думе обеспечено. А то, что в список партии включены никому не известные люди, мало кого волнует. Но ведь, по опросам граждан, именно местные проблемы больше всего волнуют россиян. Тогда почему не перейти к мажоритарной системе и не избирать в Госдуму настоящих представителей регионов? Ведь именно они могут стать настоящими представителями народа во власти!

Отметим, что в развитых странах партии выполняют свои политические функции только в системе «гражданское общество — партия — государство». Партии выносят на политический рынок свой товар — программы и лидеров, которые способны их реализовать. Конечный потребитель, избиратель,  выбирает приглянувшийся ему  товар. Ему помогают структуры гражданского общества. Например, ассоциации предпринимателей следят за позициями партий по экономическим вопросам, предлагаемыми ими проектами законов, более того, формулируют партиям заказ на определенный политический курс. Аналогично поступают профсоюзы, объединения экологов и правозащитники. Партии выполняют заказы избирателей и отвечают за качество политического товара. Формируется механизм политической ответственности, которого в России нет.

У нас вместо нормальных отношений «гражданское общество — партия — государство» выстроены нежизнеспособные отношения «избиратель — партия — государство». Государство стало всесильным монстром, избиратель — беспомощным одиночкой, которым власти легко манипулируют, партии – декорацией, имитирующей демократию.  Из системы общественных отношений структуры гражданского общества просто устранены, поэтому  партии и не выполняют своих функций. В условиях тотальной коррупции предпринимателю проще и безопаснее дать чиновнику откат, чем сотрудничать с близкой ему по духу партией. Эксперты, интеллигенция, профсоюзы, экологи тоже сторонятся партий, считают политику грязным и опасным делом.

Сформировать в России массовую партию трудно не только потому, что к идее политических партий народ относится со скепсисом, но и потому, что зарегистрировать партию и обеспечить ей право на участие в выборах крайне трудно: власть регистрацию под надуманными предлогами блокирует. Навальный и Соболь делали четыре попытки зарегистрировать свою партию — и каждый раз получали отказ.

Для сравнения: зарегистрировать партию в Швеции очень легко, это делается в уведомительном порядке. Каждый избиратель может вписать в бюллетень название новой партии, за которую хочет проголосовать, и это не будет считаться порчей бюллетеня.  Шведы доверяют самому процессу формирования власти «снизу», доверяют и системе выборов, исключающей любую возможность фальсификации. Ведь наблюдать за выборами на участке, смотреть, чтобы не было подлогов, может каждый. Возможно, поэтому в выборах участвует очень большой процент шведов (на парламентских выборах 2018 года явка составила 87,18%). Как распределятся голоса и какие партии в итоге будут формировать правительство — всегда интрига шведских выборов.

 

***

Мы привыкли ставить в пример Санкт-Петербург как город с образованным, продвинутым населением, где шансы установить режим народовластия выше, чем в других регионах. Тем печальнее рассказ о корысти и продажности большинства депутатов Законодательного собрания Санкт-Петербурга.

В марте 1996 г. тогдашнему мэру СПб Анатолию Собчаку позарез потребовалось перенести очередные выборы мэра на месяц раньше установленного срока. Цель — лишить конкурентов на выборах мэра времени для агитации избирателей в свою пользу. Но Законодательное собрание отказалось одобрить внесенный законопроект о переносе срока выборов. Тогда Собчак придумал приманку, позволяющую «сломать» упрямых депутатов. Он предложил ввести порядок, по которому 2% городского бюджета (в сумме) отдается  (поровну) на расходование по усмотрению лично   депутатам. Естественно, только в том случае, если будет принят нужный ему проект закона о переносе срока выборов.

Способ обеспечить лояльность депутатов стал реальностью, законопроект приняли, правда, не без греха. Утверждалось, что при голосовании не было кворума, но этот вопрос ловко замяли. Депутатам дали бесконтрольно распоряжаться 2% городской казны только для того, чтобы они не пытались докопаться, куда идут остальные 98%!  А если учесть, что исполнительная власть сознательно идет на сокрытие от депутатов  фактических  расходов средств городской казны, отказывает в предоставлении подробной информации, то  можно сказать, что для казнокрадов затея Собчака увенчалась успехом.

Сегодня много средств налогоплательщиков-горожан расходуется в рамках целевых программ. Их статьи сознательно формулируются в настолько общем виде, что понять, куда реально пойдут деньги — невозможно.  Отчетность исполнительной власти тоже «ниже плинтуса». Закон об исполнении бюджета обсуждается и принимается через полтора года после завершения отчетного периода расходования бюджетных средств, что создает непреодолимые трудности для контроля. Как отметил один из депутатов, даже проявляя изрядное упрямство, практически невозможно установить, как реально были потрачены деньги на расселение квартир в домах, идущих на капремонт.

Зато бесконтрольное распоряжение лично депутатами  миллионами бюджетных средств породило массу злоупотреблений. Об этом  писали СМИ, факты обсуждались на сайтах. Например,  деньги с депутатского «спецфонда» переводились на счета якобы общественных организаций. А те оплачивали отдых нужных депутату лиц, и не где-нибудь, а в Испании, в принадлежащем депутату особняке.

Этот закон о подкупе депутатов со временем усовершенствовали. Сегодня пирог уже не делят поровну, а  большие суммы от этих 2% бюджетных средств  предоставляют депутатам от «Единой России» и тем, кто голосует за предложенный администрацией города проект бюджета. Тот, кто голосует против проекта бюджета, остается без «своего куска». Отметим, что Петербург — единственный субъект Федерации, где принят такой коррупциогенный закон, эффективно стимулирующий лояльность исполнительной власти, по существу исключающий контроль народных избранников за ее работой.

 

***

 

Ставшая традицией нелюбовь россиян к политическим партиям делает их «штабами без войск». Это блокирует развитие парламентаризма, обрекает страну на неэффективное и бесконтрольное управление коррумпированной бюрократией. Преодолеть нежелание российских граждан  поддерживать политические партии крайне трудно. На это при самых благоприятных условиях потребуется много лет. А условий для этого в нашей стране нет,  власть делает все, чтобы воспрепятствовать возникновению массовых влиятельных оппозиционных партий. Но законы исторического развития неотвратимы. Независимые политические партии, опирающиеся на гражданское общество, появятся и в России.

До тех пор, пока в России население не научится избирать в  законодательные органы власти достойных и квалифицированных представителей, доказавших свою преданность интересам народа своей активной работой в политических партиях, — до этих пор в России будет процветать взяточничество и казнокрадство. Все зависит от народа. А пока…

 


 












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Выборы и федерализм в США. Какая связь?
14 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
В России есть традиция каждые четыре года высмеивать Коллегию выборщиков – существенный элемент американских выборов. Скоро придет новая волна обсуждения этой темы. Можно не сомневаться, что выскажутся десятки экспертов и мы снова услышим упреки в недемократичности американской избирательной системы. Главный недостаток критики видят в том, что кандидат, получивший большее число голосов на всеобщих выборах, может и не стать победителем. Так было всего пять раз: три раза в 19 веке и два раза в этом.
Наша культура и наша коррупция. Сравним Россию со Швецией
4 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Сегодня жители всех стран носят европейские одежды. Но по отношению к власти, к своим неотъемлемым правам, по способности отстаивать свои интересымногим далеко до европейцев. Некоторые народы живут в условиях современных феодальных или, как говорят политологи, «естественных» государств, в которых указание начальства важнее закона, выборы — бутафория, а статья конституции, гласящая о том то, что народ есть источник власти, — фикция. В этих странах иные обычаи, иная этика. 
Ухабы на пути к правосудию
27 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по публикациям СМИ Нужен ли нам справедливый суд? Независимый от президента, министров, полковников и генералов? Большинство россиян ответят: нужен! Впрочем, так скажут далеко не все. У обывателя с совковой культурой всегда теплится надежда, что судебные дрязги его минуют. Он знает, что в России распоряжение начальства важнее закона. Ему нужно, чтобы начальство к нему хорошо относилось, а без независимого суда он и так проживет. Но жизнь наша усложняется. Развитие бизнеса, рынок, глобализация вынуждают россиян уходить от современных феодальных порядков.
О тупике кланового капитализма
24 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Протесты в Хабаровске и в Беларуси свидетельствуют, что постсоветские общества переходят на новый этап своего развития. Общества атомизированные, пораженные страхом, сменяются обществами солидарными. И у этих новых обществ, похоже, иные цели. Конечно, это уже не восстановление империи СССР и не противостояние с развитыми странами Запада. Это переход к реальному народовластию, обеспечение неотъемлемых прав граждан, в том числе права на честные выборы. Это наличие независимого и справедливого суда, реальные гарантии прав собственности. И все же важнейшим для многих остается вопрос об уровне их жизни.
Аресты губернаторов и реальность нашего федерализма
17 АВГУСТА 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Губернатора Хабаровского края Сергея Фургала задержали  восьмого июля.  Сразу же в городе начались протесты  и продолжаются уже более месяца. За что и против чего выступают хабаровчане? Ясно, против задержания Фургала федеральными властями. Но с другой стороны, протестующие фактически защищают один из основных принципов федерализма - разделение властей между субъектами федерации и федеральным центром. 
Клановый российский капитализм. Часть 2
6 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест публикаций Леонида Косалса Кланы в современной России ведут свое происхождение с советских времен. Тогда неформальные отношения существовали на всех уровнях, снизу доверху, от заводского цеха до Политбюро. Эти многочисленные «тайные общества» были полностью закрыты для посторонних. Если «толкач» с одного завода ехал на другой, чтобы добыть дефицитный металл для простаивающего станка, то информация о том, сколько это стоило, кому именно пришлось оказать услуги или заплатить, не должна была «утекать» посторонним, так как это создавало реальную опасность попасть под пресс государства с лишением партбилета, открытием персонального или уголовного дела и другими репрессиями. Закрытые сообщества исполняли роль своего рода защитного механизма, который помогал человеку выжить в репрессивном государстве.
Клановый российский капитализм. Часть1
4 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест по публикациям Леонида Косалса   Важнейшая черта нашего общества — «клановое государство», основная функция которого — обеспечение благоприятных условий для крупнейших кланов, создание им преимуществ перед всеми другими участниками политической и экономической жизни. Кланы — это закрытые теневые группы бизнесменов, политиков, бюрократов, работников правоохранительных органов, иногда представителей организованной преступности. Они объединены деловыми интересами и неформальными отношениями. Наличие таких кланов — главное отличие России от стран с конкурентным рынком,  где главную роль играют независимые предприниматели, конкурирующие между собой.
О нашем «естественном государстве»
31 ИЮЛЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В Хабаровске три недели протестуют граждане. Против чего они протестуют? Против ареста губернатора Сергея Хургала? Или против порядков, допускающих арест избранного народом губернатора по странным обвинениям? Его этапирования в Москву для расправы в «карманном» суде? Если это так, то требование граждан проводить суд присяжных в Хабаровске  — это прелюдия очередной смены правил нашей жизни, или того, что именуется термином «государство». В поправках в Конституцию в ст. 75/1 их авторы записали, что в РФ «создаются условия для взаимного доверия государства и общества». Что они понимают под словом «государство»?
Борьба с коррупцией в Сингапуре. Часть 2
28 ИЮЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Сегодня Россия — сырьевой придаток  развитых стран. Высокотехнологичных производств почти не осталось. Но развитие России  остановить даже с помощью репрессий вряд ли удастся. Рано или поздно и наш народ  избавится от  коррумпированной авторитарной власти номенклатуры. Тогда и встанет остро вопрос о назревших реформах, Впрочем, уже сегодня нам полезно знакомиться с опытом  наиболее продвинутых в этом отношении  стран, в частности Сингапура. Об этом идет речь в предлагаемом читателям «Ежедневного журнала» дайджесте по книге премьер-министра Сингапура  Ли Кань Ю. Часть 1. 
ОГЭ, ЕГЭ и другие
27 ИЮЛЯ 2020 // ИОСИФ СКАКОВСКИЙ
Недовольство состоянием школьного образования стало общим местом в современном российском обществе. Недовольны преподаватели и учащиеся, ворчат родители, возмущаются журналисты и деятели культуры. Доволен только чиновник, в руках которого это образование оказалось. Поговорим об одной из причин этого недовольства. С появлением ОГЭ и ЕГЭ, по крайней мере, начиная с 9 класса, школьные уроки в России полностью превращаются в процесс подготовки к этим экзаменам.