Что делать?
29 января 2020 г.
Выборы в России и в Эстонии
4 СЕНТЯБРЯ 2019, ЕВГЕНИЙ БЕСТУЖЕВ

ТАСС

Что есть выборы.

Институт выборов существует в любом правовом государстве, признающем источником власти народ. Право избирать и быть избранным является важнейшим фундаментальным правом гражданина такого государства. Оно закреплено в Конституции и защищено законодательством. Любое воспрепятствование реализации этого права является преступлением. Ограничение избирательного права возможно лишь в случаях, предусмотренных законом и в рамках принятой процедуры. Выборы являются главным механизмом, обеспечивающим народное представительство, которое, в свою очередь, выполняет законодательные функции, контролирует исполнительную власть и делает власть легитимной.

Какие бывают выборы.

По уровню:

  1. Общегосударственные или федеральные (в федеративных государствах). Выборы президента, парламента.
  2. Выборы в субъектах федерации (штатах, землях) имеют место в федеративных государствах. Это выборы региональных парламентов, губернаторов, мэров городов, имеющих статус субъекта федерации.
  3. Местные или муниципальные выборы. Это выборы депутатов муниципальных советов, руководителей местных администраций, мэров городов и поселений. При этом муниципальные органы могут быть разных уровней.

По характеру избирательной системы:

  1. Пропорциональная избирательная система. Предполагает избрание по спискам избирательных объединений (партий). Мандаты распределяются в зависимости от места кандидата в списке и от завоеванных избирательным объединением голосов избирателей.
  2. Мажоритарная или одномандатная система, при которой избиратели отдают голоса не за избирательное объединение, а за конкретного кандидата.
  3. Смешанная система, предполагающая участие как списков избирательных объединений, так и самостоятельное участие кандидатов по одномандатным округам.

У каждой из этих систем есть свои преимущества и недостатки.

Принципиально отличаются избирательные системы в парламентских и президентских республиках.

  1. В президентских республиках, как правило, имеют место прямые выборы главы государства, как в РФ. Это характерно для стран с преобладанием в обществе тоталитарной, вождистской политической культуры. Этим системам характерно соотношение «сильный президент – слабый парламент» как проекция на региональный, или муниципальный уровни – «сильный губернатор (мэр) – слабый совет». В этих системах народное представительство ограничено, парламент зависим от исполнительной власти, его контрольный функции атрофированы. Исключение – оплот свободы и демократии США, где президентская система правления компенсируется традиционно сложившейся системой сдержек и противовесов и высокоэффективной системой контроля над исполнительной властью со стороны Конгресса и его структурных подразделений.
  2. В парламентарных системах институт президентства либо отсутствует, либо выполняет сугубо представительские функции при ограниченных полномочиях. Президент, как правило, избирается либо парламентариями, либо кроме парламентариев в его избрании участвуют выборщики от муниципалитетов и региональных парламентов. Таким системам присущ наиболее эффективный парламентский контроль, институты демократии более устойчивы, крайне низок риск узурпации власти и скатывания в авторитаризм. Такие системы присущи консолидированным демократиям с преобладанием в обществе гражданской политической культуры.

И, наконец, главный критерий, определяющий сущность избирательной системы, разделяет их на подлинные и ложные или имитационные.

Первая группа присуща консолидированным демократиям – обществам с открытым доступом в политике и в экономике, достигшем консенсуса в части принятия системы ценностей свободного мира. Демократические процедуры и институты в таких обществах работают и выполняют свои функции. В том числе и институт выборов.

Вторая группа присуща обществам с тоталитарной, или авторитарной политической системой, или с гибридной, неустойчивой системой с неэффективными или имитационными институтами демократии. Соответственно, избирательная система в таком случае носит имитационный характер.

Для СССР – империи коммунизма, цивилизационного врага мира свободы и демократии – была присуща именно имитационная система. Он не мог отринуть народовластие как таковое. Революция, в отличие от современной, российской, в советской идеологии оценивалась по положительной шкале. В этом было ее глубокое противоречие. Великий поборник свободы президент США Рональд Рейган справедливо именовал СССР империей лжи и зла. И несмотря на то, что она была абсолютным злом, в ее основе была ложь. И одним из проявлений этой лжи стали пресловутые советские выборы депутатов трудящихся (позже – народных депутатов). Выборы без выборов, без даже номинальной, как сегодня в РФ, альтернативы. Сведенные к ритуалу голосования как проявление лояльности советскому строю. Самой засекреченной стороной этой процедуры являлось выдвижение кандидатов в т.н. «народные депутаты». За вопрос, откуда они берутся, можно было сесть в тюрьму. Такой вопрос приравнивался к антисоветской пропаганде и агитации.

Нынешняя РФия объявила себя приемником СССР. Не стоит удивляться, что мы получили такую избирательную систему. Сегодня никого из нас не удивляют фальсификации, нарушения избирательных прав в виде необоснованных отказов в регистрации в качестве кандидатов или регистрации избирательных объединений, ограничения доступа в СМИ, информационный террор со стороны госпропаганды и провластных организаций. Не говоря уже о процедуре голосования и подсчета голосов. Изощренные грязные политтехнологии, в которые на платной основе вовлечены тысячи людей, на которые тратятся бюджетные деньги. Наши деньги. На то, чтобы лишить нас права выбора. Вместо того чтобы потратить их на крайне убогую систему здравоохранения.

И дело не только в пропаганде, разработанных властью антидемократических политтехнологиях или полицейско-росгвардейском терроре против тех, кто этой мерзостью не доволен. Сегодня многие маститые вполне либеральные политологи, кои в более демократические и плюралистические времена в рамках гражданского образования продвигали демократические ценности, предлагают нам принять все, как есть. Дескать, была какая-то ускоренная модернизация. Когда это она была, непонятно. Потом некий политический маятник с неизбежностью, свойственной любому маятнику, пошел в обратную сторону. И потому надо договариваться, использовать «окна возможностей», которые уже щелями назвать трудно. Но все равно надо использовать. Ждать, когда общество созреет, когда власть поумнеет, поумнеет настолько, что решит отказаться от узурпированной власти и от награбленной собственности. Играть с властью по ее правилам. Участвовать в имитационных выборах. У нас тяжелое советское наследие. По-другому нельзя.

В принципе неверный подход. Столь свойственный нынешним сислибам – интеллектуалам. Во-первых, играть с жуликами не стоит. Как в свое время говорил мне старый одессит Яков Давыдович, есть один способ обыграть наперсточника – с ним не играть. От себя добавлю, не играть по его правилам. Не оставлять его в покое. А обломать ему шаловливые ручонки, чтобы впредь неповадно было.  И не надо искать окон возможностей и ждать, когда что-то там созреет. У нас на это нет времени. Мы и так оказались на обочине мировой цивилизации. Главная ошибка в таком подходе – все, что мы имеем сегодня, вполне закономерно и неизбежно для постсоветского пространства. Так ли это.

Мы видим, как работает избирательная система в устойчивых демократиях. В ФРГ, парламентской федеративной республике, она обеспечивает эффективный парламентский контроль и не вызывает никаких нареканий в части нарушений избирательных прав или законодательства.  В США во время выборов в Конгресс в 1988 г. один из действующих конгрессменов был обвинен в использовании административного ресурса за короткий звонок со служебного телефона в свой избирательный штаб. В РФ такое трудно представить. Нам говорят, что они, там, прошли долгий путь.

Только вот оказывается, что некоторые постсоветские страны смогли пройти этот путь за столь короткое время. И добиться результатов лучших, чем на старом добром Западе. Это те страны, которые разорвали советскую преемственность, дав оценку советскому времени как периоду оккупации. Которые не захотели вписываться во всякие евразийские интеграционные проекты советских реваншистов. Которые выбрали европейский путь развития и жизнь в западной системе координат. Грузия – наиболее коррумпированная советская республика, имеет один из наиболее низких уровней коррупции. Особенно – в полиции, которая служит интересам народа. Эстония создала самое трансперентное в Европе электронное правительство, наиболее эффективную, открытую и честную избирательную систему.

А ведь мы все из недавнего советского прошлого. Из тех выборов без выбора.

Путь к современному, цивилизованному, демократическому государству Эстония начала еще в советское, перестроечное время. Это касалось не только борьбы за независимость, десоветизации общественного сознания, развития гражданского общества. Эстония становилась, начиная с советских времен, как современное, информационное общество. В компьютеризации и развитии информационных технологий Эстония занимала лидирующее место. А в плане создания электронного правительства и созданной на его основе системы контроля граждан над властью она впереди планеты всей.

Успехи республики в столь важной для современного общества отрасли изначально способствовали демократии. В августе 1991 г. для советских войск, поддержавших путч, таллиннский телецентр, расположенный в телевизионной башне, был главной целью штурма. Кто владеет средствами информации и пропаганды, тот владеет всем. Атака провалилась. Советские вояки проиграли эстонским айтишникам. Их подразделения просто остались без связи. Но главную победу они вскоре одержали над силами советского реванша в другом. В создании открытого электронного правительства. Когда не только парламентарии, но и любой гражданин смог выступать в качестве контролера над властью. Плюс к этому добавилась совершенная правовая система, при которой возможно частное обвинение и иски в пользу неопределенного круга лиц.

Избирательная система стала частью открытой политической системы. Она делает нарушения избирательных прав и законов в принципе невозможными. Известны лишь две попытки хакерских атак, которые не закончились успехом.

Эстония – парламентская республика. Выборы на общегосударственном уровне проходят только в парламент – Рийгикогу. Избирается 101 депутат на четыре года по пропорциональной системе. Выборы являются свободными. Участие или не участие – право гражданина. Кандидат должен быть не моложе 21 года, гражданин Эстонии. Право голоса имеют граждане Эстонии старше 18 лет. Права голоса лишены граждане, признанные недееспособными в части избирательного права, а также, осужденные судом и отбывающие наказание в местах лишения свободы. ЕСПЧ критикует это положение, т.к., по его мнению, автоматическое и поголовное лишение избирательного права всех осужденных, независимо от тяжести совершенного преступления, является нарушением положений Европейской конвенции по защите прав и основных свобод и противоречит обязательствам государства в рамках ОБСЕ.

В Эстонии существует многопартийная система, не дающая возможности ни одной из партий получить абсолютное большинство в парламенте. Поэтому партии вынуждены сотрудничать для формирования коалиционного правительства.

Президент избирается в ходе прямых выборов парламентом, или коллегией выборщиков из депутатов парламента, или представителей советов местных самоуправлений.

Местные выборы проходят в советы муниципалитетов городов и волостей. Срок полномочий, в основном, 4 года. Выборы проходят в один день голосования – в последнее воскресенье октября в год выборов. Правом голоса обладают не только граждане, но и все местные жители старше 16 лет. В качестве кандидата могут выступать только граждане Эстонии или других стран ЕС. Лишаются избирательных прав те же категории граждан, что и на выборах в Рийгикогу.

Главная особенность избирательной системы – она является пропорциональной. Такая же доминирует и в остальной Европе. Такая система при пестром спектре политических предпочтений и многопартийности не позволяет ни одной из партий получить абсолютное большинство. Это – краеугольный камень эстонской избирательной системы. Она заточена под этот принцип. Что обеспечивает эффективный парламентский контроль и подлинное народное представительство.

Недостатком такой системы является то, что она часто становится сложной и непонятной для избирателя в части процедуры распределения мандатов. Этот принцип делает также слабее связь депутата с избирателями, т.к. мандат зачастую достается не тому, за кого голосовал избиратель.

Негативное влияние на эстонскую избирательную систему оказывает несовершенство правовых норм ЕС, зачастую ставящих процедуры демократии выше демократических ценностей. Так под давлением ЕС Эстония, к сожалению, была вынуждена пойти на отмену законодательных ограничений избирательных прав, связанных с люстрацией. 31 декабря 2000 г. Рийгикогу, как это ни прискорбно, отменил и без того слишком мягкую конституционную норму, устанавливающую запрет выдвигаться кандидатами на выборные должности для бывших сотрудников КГБ, разведорганов государства-оккупанта и участникам советских репрессий. Это указывает на то, что у эстонских депутатов в Европарламенте работы непочатый край. Толерантная левизна и леволиберальное начетничество европейского истеблишмента сильно мешает развиваться таким странам, как Эстония.

И, наконец, следует отметить важнейший шаг в обеспечении честности и прозрачности эстонских выборов – переход к электронному голосованию.

Сегодня население Эстонии составляет 1 млн 324 тыс. 820 чел. Из них 1 млн 316 тыс. 766 чел., т.е. почти все жители имеют ID – карту с чипом, содержащим все личную информацию. Она является и картой избирателя. Начало электронным выборам было положено в 2001 г. во время обсуждения в коалиционном правительстве. В 2005 г. по ID-карте голосовали на муниципальных выборах. Граждане могут голосовать дистанционно из любого места, где есть интернет. Отдать голос можно досрочно. Кроме того, избиратель может сколько угодно раз менять свой голос. За исключением дня выборов.

В настоящее время разработано специальное приложение для смартфонов.

Чтобы отдать голос эстонскому избирателю достаточно:

  1. Иметь ID-карту, компьютер с интернетом, специальный кордридер или SIM-карту.
  2. Скачать бесплатное приложение и запустить его.
  3. Ввести пин-код для входа.
  4. Отдать голос.
  5. Ввести другой пин-код для подтверждения голоса цифровой подписью.

Совет Европы признал электронное голосование демократическим способом волеизъявления граждан, что было поддержано ОБСЕ, а страна получила статус первой цифровой державы.

А простота регистрации для участия в выборах поражает воображение. Чтобы зарегистрироваться избирательному объединению или кандидату, достаточно внести залог 500 евро за каждого. Он будет возвращен, если партия преодолеет установленный 5-процентный барьер. Для самостоятельного кандидата на выборную должность залог возвращается в случае получения им более половины голосов избирателей.

Эстонская система открытого доступа в реализации избирательных прав не может не вызывать враждебного отношения со стороны путинской России. Ложь, клевета и попытки дестабилизации эстонской политической системы не прекращаются ни на минуту. Здесь рука об руку в одном ключе работают и ФСБ – ГРУ, и подводные специалисты по оптоволоконным кабелям, и прокремлевские пропагандисты, и ФАНы, «русские миры» в лице российских НОДов и некоторых эстонских русскоязычных информационных интернет-порталов, позарившихся на кремлевские подачки. Благо в Эстонии никого иноагентами не объявляют. Да и пригожинские ЧВК не Сирией и Африкой единой сыты. Про соседей не забывают. Тем более про таких.

На эстонскую избирательную систему нападают за то, что она якобы не понятна русскоязычному избирателю. Язык не ведом, да и компьютером владеют плохо. Да, патриоты считают русских тупыми. Это в России издавна повелось. Так вот выборы в Эстонии проходят на трех языках: эстонском, английском и русском. Что касается цифровой грамотности избирателя, то отдать свой электронный голос не сложнее, чем расплатиться банковской картой за покупки. К тому же Эстония много сделала для повышения цифровой грамотности населения. Даже люди преклонного возраста давно в теме. Другое нарекание – якобы возможность взлома и фальсификации выборов. Уж кто бы учил Эстонию в части фальсификаций. Во всяком случае, пока российским кибертеррористам атаковать эстонскую систему, в отличие от американской, не удавалось.

У Эстонии есть, чему поучиться. И в части информатики, и в части права, и в части развития политических институтов. Так будем учиться и будем европейцами.

Зачем, спросят многие. Лучше быть в самобытной изоляции. Работать за гроши на тех, кто присвоил себе право распоряжаться нашей страной как своей собственностью, быть мясом для путинской скотобойни, оловянным солдатиком для имперских понтов, припогоненных дебилов, возвращать грабительские проценты путинским банкам, вместо медицины иметь ветеринарию с импортозаменительными лекарствами и медоборудованием. Платить взятки чиновникам и решалам. Если мы не хотим жить так, то учимся у соседей, которые живут по-другому. И первый шаг к такой жизни – нормальные выборы.

 

 Фото: 06.07.2019. Эстония, Таллин. VALDA KALNINA/EPA/TASS

 












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Где лежит дорога к правовому государству? Часть 2
29 ЯНВАРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ, СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
В начале 1990-х подавляющее большинство россиян не понимали, какие меры надо предпринять для перехода к рынку. Даже советские академики-экономисты бредили утопией «социализма с человеческим лицом». Более-менее понимали это молодые экономисты из группы Гайдара. Они сумели объяснить суть необходимых реформ популярному тогда национальному лидеру Борису Ельцину. Растолковывать широким массам не стали, сомневаясь, что их поймут. Слушания в Верховном Совете РФ в 1992 г. показали, что они были правы.
Капиталистическая революция. Часть 1
28 ЯНВАРЯ 2020 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Бергер П. 50 тезисов о процветании, равенстве и свободе. М.: Прогресс — Универс, 1994. Дайджест. Составлен путём последовательного цитирования наиболее важных мест произведения. Предназначен для некоммерческого использования в просветительских целях.Цель этой книги состоит в том, чтобы обрисовать контуры теории, касающейся взаимосвязи капитализма и общества в современном мире. Автор надеется, что его предложения будут подвергнуты изучению и сомнению, частично или в целом, и что любые выводы, подобно критикуемым предположениям, будут опираться на факты.
Где лежит дорога к правовому государству? Часть 1
26 ЯНВАРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ, СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Если опросить россиян, то многие скажут, что желали бы жить в условиях безопасности, справедливости. Но в кругу близких выскажут сожаление, что не были членами кооператива «Озеро». Имели бы миллионы долларов и жили в роскоши. Эта противоречивость желаний связана с нашей культурой. Именно ее черты позволяют объяснить, почему нам до сих пор не удается построить правовое государство, обеспечить верховенство права и справедливый суд.
Конкуренция — залог развития
23 ЯНВАРЯ 2020 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Чем спорт отличается от физкультуры? Конкуренцией. Именно она толкает спортсменов на новые рекорды. Тогда почему же молодые люди левых убеждений ратуют за государственную собственность, несовместимую с конкуренцией? Их не убедили сто лет нашей истории? Поможет ли нам возрождение уравниловки, присущей крестьянской общине? Или новая попытка реализовать утопию Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина, декларирующая преимущество бюрократического регулирования перед рыночной конкуренцией? Давайте это обсудим.    
Почему зарплаты наши низкие
17 ЯНВАРЯ 2020 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Политику нашего правящего класса по отношению к простым гражданам лучше всего характеризует такой показатель, как доля заработной платы в производимом товаре: в Японии — это 72%; в США — 70%;  в Европе — 68%;  в России — лишь 35%[1]. Даже вице-премьер Дмитрий Рогозин, выступая перед работниками Воронежского механического завода (производит двигатели для ракеты «Протон-М»), вынужден был признать: «Если эти люди получают 12-15 тысяч рублей в месяц, ждите беды. Диверсанты — те, кто не платит этим рабочим»[2].
Приживется ли частная собственность в России?
2 ЯНВАРЯ 2020 // ИГОРЬ Г. ЯКОВЕНКО
Один из фундаментальных вопросов, который стоит перед российским обществом и от которого нельзя отвертеться – это вопрос о праве священной частной собственности.  До начала 90-х права частной собственности, провозглашенного законом и признанного обществом, в России не было. Но и сегодня это право (прежде всего право на бизнес) не укоренено в сознании россиян, а при его реализации гражданином не вызывает уважения со стороны сограждан. 
Как отбирают кандидатов в судьи
19 ДЕКАБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Приговоры обвиняемым по «московскому делу» привлекли внимание наших сограждан к плачевному состоянию российской судебной системы. По опросам социологов уровень доверия россиян к нашему суду крайне низок. Его характеризует укоренившееся словосочетание «басманный суд». Граждане знают о послушности судей указаниям председателей судов, губернаторов и Администрации президента. Знают они и о страшном уровне коррупции в судах. Понимают, что даже в хозяйственных спорах, если они намерены выиграть дело, надо судью материально стимулировать. Обычно через «решал», т.е. особого рода «адвокатов». Закон в России «что дышло, как повернул, так и вышло».
Одни народы раскрывают тайны цивилизации, а русские врут на каждом шагу
17 ДЕКАБРЯ 2019 // АНДРЕЙ ЗУБОВ
Теперь спорт. За ложь в российской антидопинговой ассоциации русский спорт отстранили от участия в международных соревнованиях на четыре года. До этого была ложь в политике — «их-там-нет», «мы-не-сбивали», «мы-не-вмешивались-в-выборы» и т.д. Была постоянная ложь собственным гражданам и о пенсионном возрасте, и об уровне жизни. Было постоянное сокрытие сверхвеликих доходов, была ложь судей, выносящих абсурдные приговоры по болотному и московскому делам, была ложь свидетельских показаний. Море лжи, в котором, кажется, не видно ни одного островка правды.
Полиция и суд - зеркало наших нравов
16 ДЕКАБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Мораль типичного полицейского в  любом государстве  зависит от нравственных норм большинства граждан. В обществах, где люди предпочитают разбираться между собой внесудебными, внеправовыми средствами, и полицейские предпочитают следовать этой традиции. Там в полицию без серьезных связей в органах власти, без взяток обращаться  не только бесполезно, но и опасно.
Инструменты гражданского влияния на власть
6 ДЕКАБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дискуссии на форуме ОГФ-2019 оставили хорошее впечатление. Но удивительно, что, говоря о гражданских правах, выступающие не конкретизировали их. Между тем, мировой опыт говорит, что, как минимум, должны быть обеспечены: - доступ к информации органов власти, - право гражданина подать иск в защиту интересов группы или неопределенного круга лиц, - право граждан на частное обвинение, в том числе госслужащих, нарушивших закон. Поговорим об этом подробнее.