Хозяева страны
22 октября 2019 г.
Политбюро 2.0 или слабое самодержавие?

ZUMA/TASS

Ученые люди, а также всевозможные шарлатаны упорно продолжают поиски российского философского камня, способного любое дерьмо превратить в золото. Они пытаются найти ключ к системе принятия решений властителем страны Путиным В.В. Очередной такой попыткой является доклад «Минченко Консалтинг» про состояние российских элит под названием «Политбюро 2.0 и антиистеблишментная волна». «Политбюро 2.0» авторы называют некий «ближний круг» Путина, считая его самым влиятельным неформальным политическим институтом в России. В своем новом докладе они отмечают решительное усиление секретаря Совета безопасности Николая Патрушева, а также министра обороны Сергея Шойгу, главы «Ростеха» Сергея Чемезова и Игоря Сечина, чье влияние на «силовиков» общеизвестно. К этому привело ухудшение отношений с Западом, которое «подталкивает к мобилизационному сценарию». В результате все большее значение приобретает аппарата Совбеза, который становится «четвертым контуром «Большого правительства» (наряду с Администрацией президента, правительством и ключевыми госкорпорациями). Утверждается также, что в «ближний круг» президента Владимира Путина вернулся предприниматель Геннадий Тимченко, который теперь отвечает за развитие инфраструктуры Северного морского пути. Уверенно занимает свое место Аркадий Ротенберг после успешного завершения строительства Крымского моста. А вот спикер Госдумы Вячеслав Володин якобы утратил влияние и переведен из «членов» Политбюро в «кандидаты».

Следует отдать должное политтехнологам из «Минченко Консалтинг». Несколько лет назад они придумали эффектную обертку для сборника слухов, а также описания очевидных тенденций и общеизвестных событий. К примеру, милитаризация всего процесса принятия решений в Кремле уж точно не является открытием. Хуже со списком людей, якобы влияющих на приятие решений. Так списке «кандидатов» фигурирует епископ Тихон, которого зачисляли в путинские духовники. Но там отсутствует упоминание о 87-летнем старце Илие, который, говорят, оказывает решающее влияние на президента (очевидно, слухи о нем распространились позже сдачи доклада в печать). Однако я совсем не уверен, что подобные интеллектуальные упражнения приближают нас к пониманию процесса принятия решений в Кремле.

Прежде всего потому, что путинский ближний круг ни в коем случае не напоминает советское Политбюро ЦК. В СССР это был институционализированный орган. Имена «членов» и «кандидатов» были известны. Попасть в Политбюро, равно и покинуть его можно было лишь в результате официальной процедуры. При этом брежневское Политбюро было коллективным органом принятия решений (хоть коллектив состоял из сильно немолодых людей). Устинов, Громыко, Андропов, Суслов – каждый из них представлял не только и не столько собственные интересы и амбиции, сколько интересы ведомства, которое возглавлял. Решения выносились после длительных, порой довольно жестких дискуссий (чтобы понять степень накала, достаточно почитать книгу «Афганцы» Родерика Бредвейта или воспоминания Анатолия Добрынина). Ныне же хорошим тоном для путинских приближенных считается подчеркивать, что президент принимает решения единолично. Именно так, по словам Дмитрия Пескова, было принято решение о присоединении Крыма.

Единоличный лидер и подчиненные, которым разрешено обсуждать лишь то, как лучше выполнить приказ вождя – это модель сталинского Политбюро. Но и она лишь формально отвечает описанию путинского режима. Да, в сталинском близком круге были представлены послушные исполнители. Но большинство из них были в то же время эффективными администраторами. Неэффективных расстреливали так же последовательно, как и непослушных. Трудно себе представить, что вождь мог оставить безнаказанным факт прямого обмана, который стал к тому же известен всему миру. А Путин легко с этим мирится. Достаточно вспомнить о том, как Путин демонстрировал Оливеру Стоуну видео американской вертолетной атаки в Афганистане, полагая, что это запись российского удара по террористам в Сирии. Совсем недавно он, полагаясь на чьи-то доклады, рассказывал нечто несусветное, а именно: что у СССР не было крылатых ракет морского и воздушного базирования. Список можно длить до бесконечности.

Похоже, в путинском случае мы имеем дело с самодержавием, при котором верховный правитель в силу божественного происхождения не ограничен никакими институтами и процедурами, которые выродились в ни к чему не обязывающие ритуалы. Внезапно возникающие и столь же внезапно исчезающие фавориты из числа телохранителей, святые старцы, через которых проще всего достучаться до государя, лейб-компанцы из кооператива «Озера» — все это признаки не тоталитарного режима, а самодержавной монархии. Причем монархии слабой. Государь, подуставший от власти, позволяет себе прощать приятелей, пусть нерадивых, но приятных ему лично в общении. Он жалует их титулами и состояниями. Сквозь пальцы смотрит на то, как их дети и жены получают должности, приносящие немыслимые доходы. Он склонен верить докладам своих тайных канцелярий, хоть доклады эти легко опровергаются текстами даже подцензурной печати. Однако он не карает ни поставщиков искаженной информации (которые стараются сделать так, чтобы их сценарии соответствовали представлениям главного начальника об окружающем мире), ни редакторов СМИ. Существование его виртуальной империи обеспечивается, с одной стороны, высокими ценами на энергоносители, с другой – способностью сжечь всю планету.  В этой ситуации вопрос о системе принятия решений – не вопрос политологов. На него могут попытаться ответить историки, а также представители других профессий, далеких от гуманитарной сферы…     

 

Фото: Kremlin Pool/Zuma\TASS












  • Николай Сванидзе: ...понятно, что уход наших коллег – это вполне определённое послание всему правозащитному движению: «Ребята, полномочий у вас немного, но вы слишком много шумели!» 

  • «Коммерсант»: Перед ежегодной встречей СПЧ и президента была подготовлена повестка, в которую не вписались доклады Чикова о протестах и Шаблинского о выборах...

  • Кирилл Рогов: Зачистка Совета по неправам человека продемонстрировала, что политический вес Кириенко опять сжался. Сергей ПархоменкоПрава человека не могут быть обеспечены СПЧ.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
22 ОКТЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: ...понятно, что уход наших коллег – это вполне определённое послание всему правозащитному движению: «Ребята, полномочий у вас немного, но вы слишком много шумели!» 
Закрыт последний клапан
22 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Главный начальник страны и его лизоблюды уж точно превзошли Бурбонов. Они забыли все уроки истории и ничему не научились. Владимир Путин своим указом превратил Совет по правам человека из органа, неприятного главе государства, в орган совершенно бессмысленный. Под предлогом ротации оттуда изгнали людей, старавшихся инициировать разбирательства по наиболее вопиющим нарушениям прав россиян, полицейским расправам, махинациям властей на выборах. Отставленными оказались Екатерина Шульман, Павел Чиков, Илья Шаблинский, Евгений Бобров. Уволен (формально по возрасту) и глава СПЧ Михаил Федотов, который не смог или захотел заставить этих людей замолчать.
В СМИ
22 ОКТЯБРЯ 2019
«Коммерсант»: Перед ежегодной встречей СПЧ и президента была подготовлена повестка, в которую не вписались доклады Чикова о протестах и Шаблинского о выборах...
В блогах
22 ОКТЯБРЯ 2019
Кирилл Рогов: Зачистка Совета по неправам человека продемонстрировала, что политический вес Кириенко опять сжался. Сергей Пархоменко: Права человека не могут быть обеспечены СПЧ.
Реквием по правам человека в России
18 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
По информации источников РБК и «Интерфакса», Михаилу Федотову предстоит отставка с поста главы СПЧ, а на его место назначат Валерия Фадеева.  Михаила Александровича Федотова я приглашал на работу в Союз журналистов России и работал с ним вместе 10 лет. О своем кадровом решении впоследствии я не раз сожалел, а о его деятельности на посту главы СПЧ написал немало крайне критических статей. Если бы мне еще недавно сказали, что придется воспринимать отставку Федотова как признак еще большего отползания страны от демократии и свободы, я бы решил, что это неудачная шутка.
Прямая речь
18 ОКТЯБРЯ 2019
Татьяна Локшина: Совет Федотова был одним из последних каналов такой связи. А с его роспуском ситуация разрыва между обществом и властью станет ещё более радикальной и опасной.
В СМИ
18 ОКТЯБРЯ 2019
Коммерсант: Исполнительный директор МХГ Светлана Астраханцева сказала “Ъ”, что ей «сложно представить, как будет работать СПЧ под руководством Валерия Фадеева, если это произойдет».
В блогах
18 ОКТЯБРЯ 2019
Дмитрий Волков: фадеев станет председателем спч, и это гармония сфер. все же за федотова было как-то стыдно, а за фадеева будет бесстыдно
Против Путина – значит шпион или псих
11 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В СССР власть считала, что антисоветчиком может быть либо шпион, либо безумец. Поскольку не может же нормальный советский человек быть против советской власти и не понимать, что учение Маркса всесильно, потому что оно верно. В путинской России нет никакой идеологии как внятного образа будущего, но есть идея, что «Россия – это Путин, а Путин – это Россия». На 20 году своего существования путинизм пришел к старой советской формуле: кто против Путина, тот либо на Госдеп работает, либо с ума сошел. Поэтому Андрей Климов, глава Комиссии Совета Федерации по защите госсуверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела, заявляет, что массовые беспорядки перед выборами в Москве готовили в США...
Прямая речь
11 ОКТЯБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: ...этот тезис с такой прямотой формулируется через несколько недель после гражданской мобилизации. Очевидно, что это – месть властей.