Медиафрения
19 ноября 2018 г.
Медиафрения. Нищета литературы и недвижимость литераторов
17 ОКТЯБРЯ 2018, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

Про то, что времена литературоцентричности русской культуры и русского общественного сознания канули в Лету, написано так много, а среди этого многого так много верного и умного, что добавить, казалось бы, нечего. Тем более в жанре еженедельного обзора СМИ, то есть в жанре, которому по определению присуща некоторая легковесность. И, тем не менее, некоторые события минувшей недели позволяют увидеть в этом вроде бы давно изученном феномене новые грани…

 

Президент ПЕН-центра «ни хера никому не должен»

«Появившийся в средствах массовой информации доклад “Жесткое подавление свободы слова в России в 2012-2018 гг.” составлен неизвестными в России маргинальными организациями, скоропалительно принятыми в Международный ПЕН-клуб с нарушением Хартии и Устава Международного ПЕН-движения и российских законов, без консультаций с уже имеющимися на территории РФ Русским и Татарским ПЕН-центрами, как того требует Устав».

С этих слов начинается текст, который называется «Заявление русского ПЕН-центра». А дальше главное: «Этот грубо политизированный доклад намеренно вводит в заблуждение мировую общественность, искажает и оглупляет процессы, происходящие в России, неустанно декларируя мысль, явно подсказанную политическими кругами Запада: после возвращения В.В. Путина на пост президента в мае 2012 года свобода слова в нашей стране полностью подавлена. Разговор идет даже о некоей “криминализации” критики власти». Конец цитаты.

Далее авторы «Заявления» сообщают, что писавшие этот доклад не знают реального положения дел в России и «не хотят улучшения положения дел в нашей стране». Кроме того, руководству ПЕН-центра удалось проникнуть в грезы своих оппонентов и установить содержание этих грез, выяснить, что грезят они «о новых революциях, гражданских смутах и вечных протестах».

Естественно, что этот «доклад» (в тексте ПЕН-центра это слово употребляется в кавычках) написан русофобами, и имя одного русофоба руководством Русского ПЕН-центра названо. Это Сергей Пархоменко, «которого настоящие российские правозащитники считают банальным провокатором». К сожалению, руководство ПЕН-центра не уточнило имена настоящих российских правозащитников, и теперь граждане РФ продолжат блуждать в потемках, не в силах отличить подлинных своих защитников от мнимых. Так вот, этот «банальный провокатор» Пархоменко «разоблачает из Америки, откуда так легко и свободно можно обливать помоями бывшую Родину».

Маленькое отступление. Я посмотрел доклад, который вызвал столь гневную отповедь руководства Русского ПЕН-центра. И у меня тоже есть к нему претензии. Правда, с противоположным знаком. Полагаю, что авторы доклада, среди которых такие мэтры журналистики, как Сергей Пархоменко, могли бы вынести намного более жесткий обвинительный приговор той преступной политике подавления свободы слова, которая составляет одну из основ путинского режима. Тем более что факты буквально валяются под ногами и в том, что никакой свободы слова в России нет, можно убедиться, посмотрев российский телевизор, в котором невозможно услышать хоть одно слово критики в адрес Путина.

Под текстом «Заявления» стоит подпись «Актив Русского ПЕН-центра». И далее имена: президент Евгений Попов, затем Юрий Кублановский, Юнна Мориц, затем вице-президенты и члены исполкома. После публикации «Заявления» несколько членов Русского ПЕН-центра либо отозвали свои подписи, либо заявили, что вообще не подписывали ничего подобного. В их числе Игорь Волгин, Олеся Николаева, Владислав Опрошенко, Борис Бартефельд, Даниэль Орлов, Ефим Бершин и другие.

Президент Русского ПЕН-центра Евгений Попов на вопросы о липовых подписях отвечает раздраженно и не вполне членораздельно: «У нас же свобода! Текст заявления я не составлял. Это коллективное творчество — кто подписал, тот и составлял. На данный момент я знаю, что пара человек отказалась от подписей, это их дело. Хоть все снимут подписи! Если все снимут – то и текста не будет… Вы читали «Алису в стране чудес»? Так там такие же чудеса. Я как президент ПЕН-центра ни хера никому не должен, понимаете? Являясь президентом, почему я должен кому-то чего-то? Я пока еще в долг ни у кого не брал». Конец цитаты.

То, что Евгений Анатольевич Попов не писал текст «Заявления», он мог бы и не говорить. Допускаю, что он и не читал эту бумагу, написанную в стилистике тех самых времен, когда самого Евгения Анатольевича Попова исключали из Союза писателей СССР вместе с другими создателями легендарного альманаха «Метрополь»: Василием Аксеновым, Андреем Битовым, Виктором Ерофеевым и Фазилем Искандером.

ТАСС

Почему Евгений Попов, в 70-е годы исключенный из Союза писателей за то, что издавал на Западе «Метрополь», а в 1980 году преследуемый КГБ за создание альманаха «Каталог», опубликованного в США, сегодня подписывает мерзкое заявление, в котором обвиняет людей в том, что они «разоблачают из Америки, откуда так легко и свободно можно обливать помоями бывшую Родину»?

Сергей Пархоменко в своем ответе Русскому ПЕН-центру, опубликованном в журнале The New Times, написал, что причина в том, что «они смертельно перепугались… за домик на Неглинной улице, который много лет благополучно сдают «налево» в аренду», а также за госдотации и за поездки членов «актива» на «международные ПЕНовские конференции и съезды в красивые и приятные места».

Скорее всего, и эти резоны у руководства Русского ПЕН-центра тоже есть. Поскольку в России о «квартирный вопрос» споткнулось не одно поколение. Возможно, тут сказывается и та возрастная эволюция, которая была свойственна многим литераторам, и не только им. Вспомним, например, Каткова, который смолоду был вольнодумцем, знался с Белинским и Герценым, затем, во время польского восстания 1863-64 гг., призывал к бескомпромиссному решению «польского вопроса», а в 80-е стал критиком контрреформ правительства Александра III «справа», то есть ругал реакционеров за недостаточную реакционность…

Излишне говорить, что мои симпатии в этом «деле писателей» на стороне Пархоменко и новых писательских организаций: ПЕН-Москвы и ПЕН-Санкт-Петербурга. Но, тем не менее, я вижу в этом конфликте нечто большее, чем простую борьбу нового со старым, и не могу ограничиться в оценке руководства Русского ПЕН-центра определением «выжившие из ума мудаки», как это сделал Сергей Пархоменко.

Проблема все-таки несколько глубже. Когда тот же Евгений Попов вместе с Василием Аксеновым, Фазилем Искандером и другими выпускал «Метрополь», ими двигало ощущение миссии, они предлагали обществу свой культурный проект, жестко противостоящий тому культурному проекту, который несла в себе советская власть.

Принципиальная разница в том, что тогда было чему противостоять, поскольку оппонентом была советская идеология и обслуживающая ее советская литература. Путинизм — это идеологический вакуум, а как противостоять пустоте, непонятно. Попытка выстроить культурный проект только на оппозиции Путину приводит к тому, что культурный проект превращается в политический.

 

О чем литературный манифест Сергея Пархоменко?

В своем ответе на «Заявление Русского ПЕН-центра» Сергей Пархоменко призывает коллег бежать «оттуда сломя голову, не оглядываясь… бросить этих товарищей из исполкома в их собственном дерьме». И объясняет, куда именно следует бежать писателям, переводчикам, журналистам и блогерам: «В России есть две живые, здоровые, активные, честные организации людей, работающих со словом… ПЕН Санкт-Петербурга и ПЕН-Москва. Там будут рады честным и смелым людям».

Итак, с одной стороны «выжившие из ума мудаки», с другой — честные и смелые люди. Выбор очевиден. Проблема лишь в том, что это выбор политический и этический. А литература — это прежде всего форма и содержание. А кроме того институты, которые консолидируют группу читателей, объединенных некими ценностями, некоей осмысленной программой. Таким институтом были, например, в советское время «толстые» литературно-художественные журналы, расцвет которых пришелся на период оттепели. Про то, как умирал, как и почему умер этот институт, написано много, повторять не буду.

Сегодня страну накрыло телевизором и немножко интернетом. Телевизор создает общество телезрителей, интернет создает отдельные виртуальные группки. Ни тот, ни другой не способны стать площадкой, местом встречи читателя и писателя.

Но главное даже не в этом. Потенциальному читателю не интересен писатель. Вообще никакой. А писателю, по большому счету, нечего предложить.

В прошлом, когда основой культуры была книга, появлялись литературные манифесты, в которых излагались эстетические принципы и ценности. Такими были манифест классицизма «Поэтическое искусство» Никола Буало, манифест романтизма Виктора Гюго, изложенный им в предисловии к «Кромвелю», или манифест критического реализма в предисловии к «Человеческой комедии» Бальзака. Литературный манифест Сергея Пархоменко из другого ряда. Он о том, как создать среду, в которой пишущим людям будет комфортно. Такая среда называется «тусовка». В этом слове нет ничего обидного или плохого, просто тусовка, создавая комфортную среду для пишущих, ничего не может предложить читающим. Еще и потому, что комфорт писателя автоматически не порождает его творческий взлет. Когда рухнул СССР и отменили цензуру, никакого литературного «взрыва» не случилось.

Поэтому я желаю Сергею Пархоменко и его коллегам успехов в создании новых писательских организаций, но только все это к литературе имеет весьма косвенное отношение. Примерно такое же, как и организация «выживших из ума мудаков», трясущихся над своей недвижимостью.



Фото: 1-2. Президент Русского ПЕН-центра Евгений Попов. Антон Новодережкин/ТАСС / Журналист, политический обозреватель Сергей Пархоменко. Анатолий Струнин/ТАСС
3. Писатель Василий Аксенов (слева) и поэт Евгений Попов. Фото Бориса Кавашкина/ТАСС















  • Зоя Светова: Люди восприняли призыв помочь журналу как призыв показать силу гражданского общества, своё сопротивление наглости государства, которое назначило штраф в 22 миллиона рублей интернет-СМИ...

  • "Ведомости": Пресс-секретарь президента России... Дмитрий Песков поздравил российское оппозиционное издание The New Times, которому удалось собрать деньги на выплату штрафа Роскомнадзора...

  • Aleksandr Kozmin: Теперь, после... свершившегося марафона помощи, The New Times вышло совершенно на новый уровень российского #СМИ став по-настоящему Народным.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
100 лет тому, чего в России никогда не было
14 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сегодня, 14.11.2018, люди, формально относящиеся к одному цеху, празднуют разные события. Одни собрались в Театре Красной армии отметить 100-летний юбилей Союза журналистов России. Другие радуются тому, что удалось собрать 25 миллионов рублей на штраф, которым Роскомнадзор решил угробить журнал The New Times, и тем самым спасти этот журнал. И те, и другие называют себя журналистами, хотя между ними очень мало общего. Сто лет назад, с 13 по 16 ноября 1918 года, в Москве проходил Первый съезд российских журналистов. Членами этой организации тогда были Ленин и Троцкий, Луначарский и Бухарин, Рыков и Крупская.
Прямая речь
14 НОЯБРЯ 2018
Зоя Светова: Люди восприняли призыв помочь журналу как призыв показать силу гражданского общества, своё сопротивление наглости государства, которое назначило штраф в 22 миллиона рублей интернет-СМИ...
В СМИ
14 НОЯБРЯ 2018
"Ведомости": Пресс-секретарь президента России... Дмитрий Песков поздравил российское оппозиционное издание The New Times, которому удалось собрать деньги на выплату штрафа Роскомнадзора...
В блогах
14 НОЯБРЯ 2018
Aleksandr Kozmin: Теперь, после... свершившегося марафона помощи, The New Times вышло совершенно на новый уровень российского #СМИ став по-настоящему Народным.
Три составляющие оккупационного режима
5 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Только что в Керчи школьник убил 20 человек. На минувшей неделе подросток подорвал себя в здании архангельского ФСБ. События очень разные, и мотивы у этих людей разные, но их объединяет одно – ненависть. Чтобы понять, откуда берется ненависть, разлитая в обществе, надо две минуты посмотреть и послушать главного генератора ненависти – Владимира Соловьева.
Медиафрения. О миссии Познера и личинках Кисилева
2 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Владимир Познер 1.10.2018 опубликовал на сайте «Эха Москвы» ответ «некоему Волкову». Дело в том, что за неделю до этого Познер выступал в Йельском университете, и публика от этого выступления была в восторге. Вот как это описал сам Познер: «когда все закончилось, мне устроили настоящую овацию». Но потом случилось вот что. «Вскоре после моего выступления в сети появилось сообщение некоего Леонида Волкова о моем выступлении. Мне сообщили, что этот текст обсуждается в сети, и, прочитав «отчет» господина Волкова, я счел нужным ответить», - поясняет свое внимание к столь ничтожному предмету Владимир Познер.
Медиафрения. Три иуды, святой Спиридон и неотразимость Путина
25 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда генерал Конашенков, министр Шойгу, а вслед за ними и Путин обвинили Израиль в гибели российского самолета Ил-20, для «еврейских истребителей» настал момент истины. Речь не об израильских пилотах F-16, которые, по утверждению генерала Конашенкова, «подставили» доверчивый российский самолет-разведчик под удары сирийских ПВО, а затем коварно «прикрывались» его тушей от этих ударов. Вранье Конашенкова-Шойгу и примкнувшего к ним Путина было очевидным с самого начала. А после того как главком ВВС Израиля Норкин доказал, что F-16 улетели с места трагедии значительно раньше, чем туда дополз тихоходный Ил-20, и смышленые бойцы Асада били своим подслеповатым С-200 в пустое небо, в котором никого, кроме российского самолета не было, поверить в это вранье стало возможно только по большой служебной необходимости.
Медиафрения. Осквернители
18 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В средневековье во всех неприятностях обвиняли ведьм, колдунов или евреев. Падеж скота, болезнь близких, пожар, наводнение — виноват Другой, он же — Чужой. В Российской империи средневековая ментальность популяции сохранилась и в XIX веке, когда во время эпидемии холеры 1830-1831 годов люди громили больницы, убивали врачей и чиновников, считая, что именно врачи распространяют холеру, а начальство им в этом помогает.
Медиафрения. Свидетели Путина
4 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Москва. Кремль. Путин». Еженедельная часовая программа с таким названием стартовала 2.09.2018 на канале «Россия–1». Такого в российском телевизоре еще не было. Гибрид жития, летописи и героической саги. Помимо восторженного описания каждого шага самого Путина — как гуляет, сколько прошел за день, сколько проплыл в бассейне, как собирает бруснику и грибы, — в качестве героев предстают те, кто рядом, кто выступает в роли свидетелей Путина.
Медиафрения. Империя заметает исторический след
28 АВГУСТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Президент Петр Порошенко, выступая на военном параде, посвященном 27-й годовщине независимости Украины, заявил о намерении покончить с присутствием российской церкви в Украине, сравнив это присутствие с пленом. «Мы преисполнены решимости покончить с неестественным и неканоническим пребыванием значительной части нашего православного сообщества в российской церкви, — заявил Порошенко. – Мы разрываем все узы, которые связывают нас с Российской империей и Советским Союзом».