В оппозиции
21 апреля 2019 г.
Новая «битва за Москву» назначена на 9 сентября
31 АВГУСТА 2018, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ЕЖ

На оккупированной территории России 9 сентября 2018 года пройдет Единый день голосования, в ходе которого намечено «выбрать» 7 депутатов Госдумы, 26 глав регионов и депутатов местных законодательных собраний в 17 субъектах федерации.

На оккупированных территориях не бывает оппозиции, поэтому никаких неожиданностей в ходе самого голосования быть не может. А если вдруг где-то что-то и произойдет, на то есть Памфилова, которая все исправит, зачистит и подметет.

Оппозиции нет, но есть протестные настроения, для которых Путин создал питательную среду, лишив подведомственную популяцию надежды дождаться пенсий. Настроения – это еще не протест. Для протеста нужен лидер, организация и действия. Чтобы задавить протест, власть нейтрализует его лидера, Навального (Навального ошибочно называют оппозиционером, в то время как он – лидер протеста), запрятав его за решетку на месяц, и запрещает акции против повышения пенсионного возраста практически во всех городах, где они намечены.

Поскольку в стране нет массовых независимых СМИ и публичной политики, власти не заморачиваются с выбором пристойных поводов для запрета акций. В Казани начальство запретило проводить митинг против пенсионной реформы в специально созданном гайд-парке и предложило протестовать в поселке Юдино. В Ярославле, Томске, Пензе и других городах власти заявили, что вот именно на 9 сентября в этих городах уже поданы заявки буквально на каждую улицу, так что для таких пустяков, как протесты против пенсионной реформы, не осталось ни одного квадратного сантиметра. Вот, например, в Пензе 9 сентября будет работать детский аттракцион «Веселый паровозик». Причем, этот паровозик вполне нормально уживается с массой других городских мероприятий, а вот с акцией протеста мирно сосуществовать отказывается и постоянно меняет свой маршрут, чтобы непременно с ней пересечься.

Главная битва будет, естественно, за Москву. Как и 77 лет назад, когда командующий группы армий «Центр» генерал-фельдмаршал Федор фон Бок 16 сентября 1941 года издал директиву о захвате Москвы под названием «Тайфун». Три танковые группы, авиация, бомбардировки. У меня нет инсайда из штаба Собянина, поэтому я не знаю, как они там назвали свою спецоперацию 9 сентября 2018. Будем считать, что это – «Тайфун-2».

Навальный арестован и заблокирован, все сколько-нибудь узнаваемые люди до участия в «выборах» не допущены, москвичи вроде и не особо сопротивляются предстоящему изнасилованию, но спецоперация «Тайфун-2» наращивает обороты. От листовок и плакатов, восхваляющих Собянина, деться уже решительно некуда. Шутка про то, как собянинскими листовками завалило насмерть 40 человек, слишком похожа на правду, чтобы быть смешной. Интернет переполнен пародиями на хвалебные ролики и статьи с благодарностями Собянину за все хорошее, включая погоду и отличный секс в Зарядье, но артисты и писатели все не унимаются и продолжают хвалить московское начальство взахлеб.

Апофеозом «битвы за Москву-2» стал воздушный бой двух асов: Сергея Шнурова и Семена Слепакова. В ответ на клип «Не хочу быть москвичом» группы «Ленинград», в которой Шнуров поет про московское начальство, что оно «все добро столовой ложкой под себя гребет не глядя», Семен Слепаков выпустил клип «Побазарим за культуру», в котором обстоятельно перечислил все достижения Собянина. Фирменная слепаковская ирония и матерщина придают этой агитке надежду стать убедительной: «А мы тут, суки, строим парки, боже мой, какая мерзость», «хоть асфальт кладут все время, но, местами, прям Европа», «в парках есть велодорожки, но бухать там можно тоже», «если вдруг захочешь ЗОЖа, есть коньки и самокаты, секс в Зарядье есть, Сережа»…

Заочный музыкальный баттл Шнуров-Слепаков явно не последняя заготовка в штабе Собянина. Многие еще успеют испортить себе некрологи до 9 сентября. Суть политики путинского постмодернистского фашизма в том, что все всё понимают. Одни создают декорации, участвуя в выборах в виде подставных клоунов, не имея ни малейшего шанса даже обозначить альтернативу, не то, что победить. Другие отправляют Навального за решетку по старому, законсервированному специально для такого случая делу. Третьи выставляют свои бесстыдные лица в эфир и рассказывают, как хорошо стало жить при Собянине. Четвертые запрещают проводить акции протеста. Есть еще и пятые, и шестые, и десятые участники и бенефициары спецоперации «Тайфун-2». Оккупационный режим довольно прочно оседлал страну. Так, что порой уже трудно различить, где режим, а где страна. Впрочем, одно отличие есть, и оно видно невооруженным глазом. Страна – это то, что нищает и чахнет, а режим – то, что богатеет и жиреет. Поскольку этот процесс носит однонаправленный характер, то его пределы ограничены невозможностью популяции нищать и чахнуть до бесконечности. Поэтому 9 сентября спецоперация «Тайфун-2» обречена на сокрушительную викторию. А потом оккупационный режим внезапно рухнет, только это произойдет не на выборах.


Коллаж ЕЖ












  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать
11 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая. «Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова»...
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.