Хозяева страны
12 декабря 2019 г.
Путин в ноябре
7 НОЯБРЯ 2017, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Сегодня исполняется 100 лет Октябрьской революции, которая, как к ней не относись, стала одним важнейших, если не важнейшим событием двадцатого столетия. В любом случае все произошедшие позже события — Вторая мировая война, почти полувековое военное противостояние СССР и Запада — являются последствиями большевистской революции. Неслучайно во многих западных столицах прошли представительные конференции, участники которых пытались подвести исторические итоги произошедшего, выявить влияние революции на современное мировое развитие (речь шла и о глобализации, и о новой волне авторитаризма в мире, о роли и значении популистских лозунгов для завоевания власти). В общем, в полном соответствии со штампами советской прессы, Октябрь шагает по планете…

Но не в России. Похоже, Кремль поставил задачу провести октябрьские «мероприятия» максимально незаметно. Дабы обеспечить спокойствие, накануне похватали на улицах тех, кому не повезло оказаться в местах, указанных вполне маргинальным политиком как точки сбора протестующих. Что до разрешенных мероприятий, то все они были отданы на откуп КПРФ. Было заранее объявлено, что Кремль ничего на сей счет не планирует. Президент отрицательно высказывался о любых революциях в принципе. Так, выступая в международном клубе «Валдай», он заявил: «Сегодня, обращаясь к урокам столетней давности, к русской революции 1917 года, мы видим, какими неоднозначными были ее результаты, как тесно переплетены негативные и, надо признать, позитивные последствия тех событий. И зададимся вопросом: разве нельзя было развиваться не через революцию, а по эволюционному пути – не ценой разрушения государственности, беспощадного слома миллионов человеческих судеб, а путем постепенного, последовательного движения вперёд?» В дни юбилея Кремль постарался переключить всеобщее внимание на предстоящую заграничную командировку Путина, демонстрируя, что возможная встреча с американским президентом для него важнее, нежели юбилей Октября.

На мой взгляд, у российской власти крайне противоречивое отношение к большевистскому перевороту, и это неслучайно. С одной стороны, достижения советской власти, включая победу в Великой Отечественной войне, превращение СССР в мощную индустриальную державу и, конечно же, создание ядерного оружия, этой основы путинского могущества — все, на чем базируется система идеологических «скреп», — является результатом Октября. С другой, Владимир Путин создал некое подобие самодержавия, особенностью которого является то, что раз в несколько лет власть абсолютного правителя получает формальное утверждение со стороны подведомственного населения.

И это определило консерватизм Кремля. Консерватизм в самом прямом смысле этого слова. Политику, нацеленную на то, чтобы любыми средствами – если не поможет телепромывание мозгов, в ход пойдет прямое силовое подавление – сохранить в неприкосновенности существующий порядок вещей. В этой системе координат высшей ценностью, которая и должна быть сохранена любым путем, является власть. Таким образом, при всей любви к советскому наследству Кремль оказался в положении защищающейся монархии. Монархии, которая разлагается и деградирует из-за собственного страха перед любыми переменами. В этой ситуации врагами легко становятся любые критики власти по всему политическому спектру – от крайне правых до крайне левых. В этой системе власти создается питательная среда для экстремизма всех мастей. В этой системе власти жандармские провокаторы получают полную свободу рук. В этой системе начальники страны пытаются разрешить противоречия, ведя «маленькие победоносные войны». Аналогии очевидны с ситуацией 100-летней давности, а результат более-менее предсказуем. Подозреваю, именно поэтому Кремль так старательно избегает серьезного разговора о тех событиях…   

 
Фото: 1. Россия. Москва. 3 ноября 2017. Президент РФ Владимир Путин на форуме активных граждан "Сообщество". Михаил Метцель/ТАСС














  • Лев Пономарев: Вариантов два. Мягкий – вытеснять за границу, лишать гражданства и создавать новый «философский пароход». А второй – сажать.

  • Медуза: Главной жертвой нововведений называли Apple — компания неохотно предустанавливает софт от сторонних производителей на свои устройства. 

  • Марат Гельман: В стране, в которой сотни тысяч людей были посажены и уничтожены по ложному обвинению в шпионаже, придавать такой статус людям - это хуже даже, чем открывать новые памятники Сталину.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Безумие и абсурдность российской жизни стали трендом
3 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший понедельник президент Путин подписал два законопроекта, которые уже вполне заслуженно маркируются определением «пресловутые» — про них говорят и пишут долгие месяцы. В первом случае речь идет о законе, позволяющем на фактически любого гражданина России повесить табличку с надписью «иностранный агент», а второй — обязывает продавцов на все технические средства, продаваемые на территории России, устанавливать программное обеспечение отечественного производства. На первый взгляд между этими законодательными нововведениями нет ничего общего. Но это только на первый взгляд. Пойдем по порядку. Закон об инагентах-физлицах носит откровенно репрессивный запретительный характер.
Прямая речь
3 ДЕКАБРЯ 2019
Лев Пономарев: Вариантов два. Мягкий – вытеснять за границу, лишать гражданства и создавать новый «философский пароход». А второй – сажать.
В СМИ
3 ДЕКАБРЯ 2019
Медуза: Главной жертвой нововведений называли Apple — компания неохотно предустанавливает софт от сторонних производителей на свои устройства. 
В блогах
3 ДЕКАБРЯ 2019
Марат Гельман: В стране, в которой сотни тысяч людей были посажены и уничтожены по ложному обвинению в шпионаже, придавать такой статус людям - это хуже даже, чем открывать новые памятники Сталину.  
Отмыть от крови гимнастерку НКВД
2 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Исполняющий обязанности районного прокурора в Твери выступил с судьбоносной инициативой — предложил демонтировать мемориальные доски, установленные 30 лет назад на здании местного мединститута. В 30-х годах прошлого века в здании располагалось областное управление НКВД со своей внутренней тюрьмой. Там, согласно показаниям бывшего начальника этого управления, которые он дал в 1991-м следователям Главной военной прокуратуры, расстреливали людей, как советских граждан, так и пленных поляков. Но теперь прокурорские выяснили: оказывается, эти признания не подтверждаются данными, которые тогда же, в начале 1990-х, были представлены Федеральной службой контрразведки, предшественницей ФСБ.
Прямая речь
2 ДЕКАБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: Это частично идущая «сверху», а частично «снизу» ревизия всей исторической дискуссии в России последних 30 лет.
В СМИ
2 ДЕКАБРЯ 2019
"Ведомости": Попытки так или иначе избавиться от мемориалов памяти жертв репрессий куда лучше торжественных речей иллюстрируют историческую политику «на местах».
В блогах
2 ДЕКАБРЯ 2019
Ян Рачинский: Тверской прокурор имеет шансы войти в историю. Он решил проверить, соответствует ли размещение мемориальных досок на фасаде медицинского университета принятым много позже правилам.
Доцентов проверят психиатры. А кто проверит депутатов?
29 НОЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Депутат Госдумы устроен просто. Все его поведение и внутренний мир описывается классической схемой: стимул-реакция. Увидел рост протестной активности – принял закон о гражданах-иноагентах. Ну, или запретил что-нибудь еще в интернете. Лучше и то, и другое. А тут вот доцент Соколов убил и расчленил свою любовницу, которая к тому же была ранее его аспиранткой. Общественность взволнована, пытается кивать на Военно-историческое общество, в котором доцент Соколов состоял. А там начальником министр культуры РФ Мединский, кстати, приятель доцента Соколова. Одним словом, публика явно не туда гневается. Нужные люди из числа пригожинских пытались направить публичный гнев в нужное русло.
Прямая речь
29 НОЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Надо заодно всех учителей школы проверять на психическое состояние. И, кстати, всех депутатов Государственной думы и сенаторов. Потому что их работа не менее важна...