Медиафрения
11 декабря 2018 г.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

Состоявшееся в минувшее воскресенье 1 октября 2017 голосование в Каталонии дало обитателям российского телевизора сразу два повода для счастья. Во-первых, сам факт раздрая в одной из стран «старой Европы» уже заставляет сердца биться чаще, а во-вторых, власти Испании, применив массовое насилие против безоружных людей, дали прекрасный повод для разговоров о двойных стандартах и лицемерии «хваленой западной демократии».

У ведущих программы «60 минут» Ольги Скабеевой и Евгения Попова во время выпуска программы от 2.10.17 лица просто светились от счастья. И хотя они постоянно подчеркивали свою нейтральность по отношению к вопросу о независимости Каталонии, Ольга Скабеева, находящаяся на месте события, не выдержала и проголосовала, поставила галочку в бюллетене. Бюллетень Скабеевой показали россиянам, и они могли убедиться в том, что «Россия – 1» поддерживает отделение Каталонии. И, хотя Скабеева тут же оговорилась, что ее голос учтен не будет, но бюллетень рвать не стала. Возможно, когда камера ее уже не показывала, Скабеева все-таки засунула этот бюллетень в урну.

А в студии в это время сыпал штампами депутат от «Справедливой России» Александр Романович. Он сказал все, что слышал с самого детства от Валентина Зорина и Генриха Боровика про прогнивший Запад и его демократию.

Вполне ожидаемы были радостные параллели с Крымом. Несколько неожиданно, что одним из тех, кто эти параллели проводил, стал редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков, который, вроде бы, всегда притворялся неглупым и образованным человеком. Однако его выступление 2.10.17 на «Эхе Москвы» этот имидж поколебало довольно сильно. «Признает Запад референдум – автоматически признается и Крым», — сообщил Ремчуков, забыв при этом сказать, какое именно иностранное государство ввело на территорию Каталонии своих «вежливых людей», которые под дулами автоматов заставили каталонский парламент проголосовать за проведение референдума, по итогам которого Каталония стала частью этой неведомой державы. Решив, видимо, на сей раз прикидываться идиотом, редактор «Независимой газеты» продолжил: «Потому, что и там и там Конституция государства не разрешает проводить референдум, и если вдруг испанцам сказать в Барселоне, что «ну хорошо, ладно, это, конечно, нарушение, но раз вы так единодушны, то давайте мы вас услышим». Тогда почему Крым нельзя?»

Европейский союз вполне предсказуемо осудил необоснованное применение Мадридом полицейского насилия, но референдум все равно не признал. Видимо, исключительно ради того, чтобы не признавать Крым. Ведь кроме как навредить России, других желаний у Запада быть не может.

«СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА»

Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала.

Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много. Помимо того, что он заполнил собой до краев главный государственный телеканал «Россия – 1», так еще и по радио «Вести.FM» вещает практически ежедневно. Соловьев достал своей одиозностью не только оппозицию, но и часть лоялистов. То Познер объявит, что руки Соловьеву не подаст, то Ургант прицельно пошутит про «соловьиный помет». Наконец, в ход пошла артиллерия: по Соловьеву прицельно выстрелил Навальный, который собрал в одном ролике все, что раньше было опубликовано про нажитое непосильным трудом имущество телеведущего, добавил добытые ФБК документы и кадры съемок, которые сделали расследование доказательным, облек все это в свою фирменную ироническую упаковку и вдарил, что было сил.

Если на укол Урганта Соловьев ответил своей обычной руганью в собственном эфире, то на выстрел Навального надо было искать ответ более увесистый. Сначала, для проформы Соловьев ответил в своем блоге, мол, я просто богатый, все честно заработал в бизнесе в проклятые девяностые, а Навальный мне завидует. Но всем было очевидно, что это несерьезно. Что на удар Навального такой репликой отвечать нельзя. И ответ был найден в дебютном выпуске программы «Судьба человека» с Борисом Корчевниковым.

В этой программе прекрасно все. И название, прямо сворованное у Шолохова, который сам был не дурак стащить то, что не приколочено. И стилистика программы, приторная до тошноты. За одну заставку, в которой Корчевников позирует на фоне бескрайних просторов Родины и окидывает их взглядами, преисполненными героическим пафосом, его стоило бы приговорить к пожизненному, вместе с режиссером и оператором. Но выбор героической фигуры для дебюта и содержание дебютной программы «Судьба человека» должны войти в историю позора российского телевидения.

Начиная с самого факта, что в качестве первого героя столь пафосной программы Корчевников выбрал своего собрата по цеху медийных оборотней. То, что специфика современной медийной тусовки состоит в ее полной самодостаточности и то, что большую часть новостей телевизор черпает из себя самого, совершенно не нуждаясь во внешнем мире, это известные факты. Но то, что Корчевников решил начать свою галерею выдающихся современников именно с Соловьева, было вызвано чрезвычайными обстоятельствами. Соловьева надо было спасать, и Корчевникову было поручено это сделать.

С этой целью Корчевников предпринял следующие меры. Во-первых, позвал в эфир маму Соловьева, которая рассказала о детстве героя. А главное, россияне узнали о Соловьеве совершенно немыслимые вещи. Оказывается, Владимир Соловьев очень любит свою маму, а мама в свою очередь любит Владимира Соловьева. Демонстрации этого уникального явления была посвящена примерно треть программы. В этой части «Судьбы человека» россияне узнали, что мама Соловьева «фантастически умная и красивая женщина», а также, что у них «в роду все были смелые люди». «У нас такой род», — скромно заметил Соловьев.

Вторая треть программы была посвящена физической доблести Соловьева. Для демонстрации мощи и смертельных умений ведущего в студию были доставлены тренажер-манекен для бокса и автомобильная покрышка. По манекену Соловьев несколько раз отважно стукнул, а покрышку героически катал по полу и даже пару раз отжался от пола, предварительно попросив, чтобы покрышку положили ему на спину. Корчевников при этом постоянно обмирал от восторженного ужаса. Было видно, как ему страшно, что манекен может ответным ударом покалечить Соловьева, а покрышка его вот-вот раздавит. Надо сказать, что подобного пошлого пижонства, когда взрослый мужик так бахвалится своими физическими кондициями, мне не приходилось встречать давно. Разве что у Путина, который чуть что норовит раздеться на людях, дабы продемонстрировать некоторые признаки скелетной мускулатуры. Кстати, в этой части передачи Соловьев не преминул верноподданически лизнуть Путина. Это случилось, когда Соловьев демонстрировал Корчевникову знание смертоносных приемов, а тот восхищенно спросил, может ли Соловьев поразить противника силой взгляда. Соловьев в ответ не стал демонстрировать мощь своих глаз, зато рассказал, как во время встречи с Путиным его приятель Фридман все время опускал глаза, а на вопрос, почему он это делает, объяснил, что он таким образом «уворачивается от взгляда Путина».

И, наконец, третья, главная часть «Судьбы человека» была посвящена службе Соловьева на благо Отечества. Тут Соловьев ответил Навальному развернуто, сообщив, что это была «тупая хомячковая агрессия, когда тебя из-за угла облили». В очередной раз сообщил, что богатство свое он нажил непосильным предпринимательским трудом в девяностые, забыв, правда, уточнить, что деньги, нажитые в девяностые, он почему-то стал тратить на элитную недвижимость, начиная с середины нулевых, а самые дорогие покупки сделал спустя полтора десятка лет после прекращения занятий бизнесом, аккурат после того, как перешел на работу на главный государственный телеканал.

Особо задел Соловьева упрек в отсутствии патриотизма, основанный на наличии виллы в Италии. Тут Соловьев скромно сравнил себя с Гоголем, который, живя в Италии, оставался российским патриотом. Видимо, то, что Соловьев делает в телевизоре, следует считать равноценным написанию «Мертвых душ», а его постоянное вранье на радио, это, наверное, «Шинель».

Но вот что действительно любопытно, так это то, как Соловьев оценивает свой вклад в российскую общественную жизнь. Этот фрагмент передачи заслуживает прямого цитирования.

Соловьев: «Я не журналист, я – ведущий».

Корчевников: «Вы – экономист?»

Соловьев (гордо, без тени иронии): «Я – Соловьев! У меня гигантский талант: я умею видеть талантливых людей и продвигать их!»

И далее называет трех людей, таланты которых он сумел увидеть и продвинуть: Сатановский, Куликов и Михеев. Если к этой троице добавить Багдасарова, то получится полный комплект. Это та четверка генераторов ненависти и лжи, которая действительно выделяется даже на весьма специфическом фоне соловьевских «экспертов». Помимо своего весомого вклада в зомбирование россиян, Соловьеву принадлежат немалые заслуги в тех деформациях экспертного поля, поля общественных наук, которое произошло в результате разрушительного вторжения туда путинского телевизора.

Герострат сознался под пытками, что он сжег храм Артемиды ради славы. Соловьева совершенно не надо пытать, он свои преступления не скрывает, а всячески ими гордится. По уровню известности в России он уже явно обошел Герострата, а в последнее время и в плане позорности этой славы начинает опережать древнегреческого безумца.

«МЫ – НЕ АГЕНТЫ! АГЕНТЫ – НЕ МЫ!»

«Гигантский талант» Соловьева, благодаря которому он умеет отыскивать талантливых людей, позволил ему давно заметить не менее «гигантский талант» Марии Захаровой. Этот талант заключается в том, что она сумела низвести дипломатические отношения до уровня коммунальной кухни. Понятия не имею, откуда взялись эти навыки у дочери советского дипломата и выпускницы МГИМО, но любое выступление Марии Захаровой по любому вопросу международной политики пробуждает воспоминания о свирепых схватках в советских коммуналках за место у плиты и сварах по поводу уборки мест общего пользования, а также экономии электричества.

На минувшей неделе этот талант Марии Захаровой проявился в полной мере. Дело в том, что американцы потребовали от «Раши Тудей» зарегистрироваться в качестве иностранного агента. Маргарита Симоньян немедленно заявила в ответ, что регистрироваться не будет, а если американцы будут приставать с глупостями, то в России будет прекращена работа американских СМИ.

Интересы России в этом конфликте в «Воскресном вечере» у Соловьева от 1.10.17 защищала, естественно, Мария Захарова. Первым делом Захарова сообщила, что у нас есть свобода слова, а в США ее нет. По правилам коммунальной кухни надо с самого начала назвать оппонента дураком (дурой) и незаконным сыном (дочерью) алкоголика. Затем Мария Александровна объяснила, что она (в смысле Россия) сделает с этими американцами, если те не одумаются. Оказывается, у этих США тут, в России, полно всяких СМИ, о которых, правда, никто не знает. А Захаровой они все известны, и она их даже классифицировала, разбив на три блока. Нюансов, по которым все эти блоки бесчисленных американских СМИ различаются, я толком не понял, но общее у них то, что все они живут на американские деньги.

Соловьев, который всем этим засильем США в России был потрясен не меньше, чем я, все время просил Захарову назвать хоть одно СМИ. «Имя, сестра, имя!» — подобно персонажу «Трех мушкеров» молил Соловьев. Но Захарова, в отличие от Миледи, была непреклонна. «Ну, зачем мы будем делать это сейчас, — жеманилась Захарова. — Давайте растянем удовольствие. Но если что, то мы можем начать… Мы можем опубликовать списки…»

Рискуя навлечь на себя гнев просвещенной общественности, признаюсь, что с нетерпением жду, когда Захарова обнародует списки многочисленных американских СМИ, орудующих на территории России. Дело в том, что я, считая себя более-менее осведомленным о состоянии российского медиарынка, не знаю о присутствии на этом рынке никаких других американских СМИ, кроме Радио «Свобода» и «Голоса Америки». Публикация списка из этих двух медиа, наверняка, станет сенсацией. Тут главное понять, как этот список сверстать: в столбик или строчкой. Впрочем, возможно, Захарова имеет в виду медиаимперию одного из самых преданных слуг путинского режима Виктора Шкулева, которому принадлежит компания «Хёрст Шкулев Медиа». Там действительно есть американский след, правда, не денежный, а в основном брендовый, в виде материнской американской компании Hearst Corporation. Могу себе представить, как содрогнутся США, узнав, что в России больше не будут выпускать телегид «Антенну-Телесемь», рекламную газету «Ва-Банкъ», а также глянцевые журналы Elle и Maxim. Что же касается реально пострадавших от мести Захаровой и Симоньян, то это будут владелец холдинга, верный путинец Виктор Михайлович Шкулев, а также его любимый зять, ведущий «России – 1» Андрей Малахов, который принимал активное участие в раскрутке холдинга.

Владимир Мединский назвал автомат Калашникова культурным брендом России. Впрочем, авторство Калашникова, по меньшей мере, сомнительно. А вот отечественный характер другого изобретения, которое достойно стать подлинным культурным брендом России, никто оспорить не сможет. Это коммунальная кухня, из которой вышла и вся современная российская политика и вся современная российская интеллигенция, со всеми ее рефлексиями, фигами в кармане и прочими прелестными особенностями.


Фото:  Журналист, телеведущий Владимир Соловьев. Светлана Холявчук/Интерпресс/ТАСС













  • Зоя Светова: Люди восприняли призыв помочь журналу как призыв показать силу гражданского общества, своё сопротивление наглости государства, которое назначило штраф в 22 миллиона рублей интернет-СМИ...

  • "Ведомости": Пресс-секретарь президента России... Дмитрий Песков поздравил российское оппозиционное издание The New Times, которому удалось собрать деньги на выплату штрафа Роскомнадзора...

  • Aleksandr Kozmin: Теперь, после... свершившегося марафона помощи, The New Times вышло совершенно на новый уровень российского #СМИ став по-настоящему Народным.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Приручение рэперов, страдания по Брилеву и портрет барственного холуя
3 ДЕКАБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Просмотрев выпуски новостей и ток-шоу в российском телевизоре за минувшую неделю, я уже почти написал обзор, но вдруг задумался. Что нового из очередной «Медиафрении» узнают люди? Что Соловьев в последнем «Воскресном вечере» обозвал президента Украины Петра Порошенко «иродом», а не «уродом», как обычно? Что один из его «экспертов» радостно сообщил, что «Порошенко перепутал томос с фаллосом», и сам весело смеялся удачной шутке? Как другой «эксперт» пугал аудиторию федерального канала тем, что в Украине «происходят гонения на истинных христиан»? Еще у меня был сюжет про то, как вся соловьевская шобла долго глумилась над специально приглашаемым для таких целей украинским «политологом» Дмитрием Ковтуном. В точности как в описанной Ильфом и Петровым сцене коллективной порки Васисуалия Лоханкина в «Вороньей слободке». То же торжество духа коммуналки и карикатурное бессилие жертвы…
Медиафрения. Высший холуяж эпохи постмодерна
19 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Нет, все-таки напрасно наговаривают на современных российских мастеров пера, мол, не тот у них класс, по сравнению с теми, что были в старые времена. В несправедливости этих оценок можно убедиться, прочитав очерк Андрея Колесникова в «Ъ» от 15.11.2018, в котором автор живописует визит Путина в Сингапур. Путинский заслуженный летописец долго и подробно описывает, как во время появления на саммите Путина обязали пройти сквозь рамку, а затем наступила кульминация – Путин ЗАЗВЕНЕЛ! Тут невозможен парафраз, нужна цитата от мэтра: «И ведь Владимир Путин зазвенел. Если до этого я все это видел, то теперь услышал. О том, что это было, можно только предполагать. И поверьте, есть люди, которые с той секунды только это и делают. И говорят теперь, что даже если бы он вытащил из карманов все, что по мнению службы безопасности, могло бы зазвенеть, например, тайный мобильный телефон, о существовании которого столько лет говорят все, кто про это ничего не знает, то звон все равно никуда бы не делся, сколько бы раз его сквозь эту рамку ни попросили еще пройти. Потому что это якобы звенит то, из-за чего все-таки именно так, а не иначе относятся к Владимиру Путину в мире. ПОТОМУ ЧТО ИЗ СТАЛИ». Конец цитаты.
100 лет тому, чего в России никогда не было
14 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сегодня, 14.11.2018, люди, формально относящиеся к одному цеху, празднуют разные события. Одни собрались в Театре Красной армии отметить 100-летний юбилей Союза журналистов России. Другие радуются тому, что удалось собрать 25 миллионов рублей на штраф, которым Роскомнадзор решил угробить журнал The New Times, и тем самым спасти этот журнал. И те, и другие называют себя журналистами, хотя между ними очень мало общего. Сто лет назад, с 13 по 16 ноября 1918 года, в Москве проходил Первый съезд российских журналистов. Членами этой организации тогда были Ленин и Троцкий, Луначарский и Бухарин, Рыков и Крупская.
Прямая речь
14 НОЯБРЯ 2018
Зоя Светова: Люди восприняли призыв помочь журналу как призыв показать силу гражданского общества, своё сопротивление наглости государства, которое назначило штраф в 22 миллиона рублей интернет-СМИ...
В СМИ
14 НОЯБРЯ 2018
"Ведомости": Пресс-секретарь президента России... Дмитрий Песков поздравил российское оппозиционное издание The New Times, которому удалось собрать деньги на выплату штрафа Роскомнадзора...
В блогах
14 НОЯБРЯ 2018
Aleksandr Kozmin: Теперь, после... свершившегося марафона помощи, The New Times вышло совершенно на новый уровень российского #СМИ став по-настоящему Народным.
Три составляющие оккупационного режима
5 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Только что в Керчи школьник убил 20 человек. На минувшей неделе подросток подорвал себя в здании архангельского ФСБ. События очень разные, и мотивы у этих людей разные, но их объединяет одно – ненависть. Чтобы понять, откуда берется ненависть, разлитая в обществе, надо две минуты посмотреть и послушать главного генератора ненависти – Владимира Соловьева.
Медиафрения. Нищета литературы и недвижимость литераторов
17 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Про то, что времена литературоцентричности русской культуры и русского общественного сознания канули в Лету, написано так много, а среди этого многого так много верного и умного, что добавить, казалось бы, нечего. Тем более в жанре еженедельного обзора СМИ, то есть в жанре, которому по определению присуща некоторая легковесность. И, тем не менее, некоторые события минувшей недели позволяют увидеть в этом вроде бы давно изученном феномене новые грани…
Медиафрения. О миссии Познера и личинках Кисилева
2 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Владимир Познер 1.10.2018 опубликовал на сайте «Эха Москвы» ответ «некоему Волкову». Дело в том, что за неделю до этого Познер выступал в Йельском университете, и публика от этого выступления была в восторге. Вот как это описал сам Познер: «когда все закончилось, мне устроили настоящую овацию». Но потом случилось вот что. «Вскоре после моего выступления в сети появилось сообщение некоего Леонида Волкова о моем выступлении. Мне сообщили, что этот текст обсуждается в сети, и, прочитав «отчет» господина Волкова, я счел нужным ответить», - поясняет свое внимание к столь ничтожному предмету Владимир Познер.
Медиафрения. Три иуды, святой Спиридон и неотразимость Путина
25 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда генерал Конашенков, министр Шойгу, а вслед за ними и Путин обвинили Израиль в гибели российского самолета Ил-20, для «еврейских истребителей» настал момент истины. Речь не об израильских пилотах F-16, которые, по утверждению генерала Конашенкова, «подставили» доверчивый российский самолет-разведчик под удары сирийских ПВО, а затем коварно «прикрывались» его тушей от этих ударов. Вранье Конашенкова-Шойгу и примкнувшего к ним Путина было очевидным с самого начала. А после того как главком ВВС Израиля Норкин доказал, что F-16 улетели с места трагедии значительно раньше, чем туда дополз тихоходный Ил-20, и смышленые бойцы Асада били своим подслеповатым С-200 в пустое небо, в котором никого, кроме российского самолета не было, поверить в это вранье стало возможно только по большой служебной необходимости.