Выборы
17 января 2019 г.
Как вести себя в условиях трагедии?
23 СЕНТЯБРЯ 2016, СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Получилось, собственно, все так, как я и предполагал. В магазине «демократического обслуживания» не нашлось ничего, что понравилось бы избирателю. Кто остался дома, потому что ему ничего не нужно, а кто остался дома, потому что не верит в систему. Я остался дома, чтобы поддержать 60% оставшихся дома.

Хотел идти, но буквально держал себя за волосы, промучившись до семи часов вечера. Однако и тогда, когда все произошло по предвиденной мною схеме, «топящие за выборы» продолжали «топить» за выборы. Был момент, когда умница Игорь Яковенко вроде бы «сдался». В статье, сравнивающей 17 Съезд Победителей с ситуацией выборов 2016 года, он как бы принял для себя феномен «протестного неучастия»:

«Второй слой – латентный протест, скрытый за фасадом единства. Сегодня он в том, что 65% граждан не пришли на выборы (реальная явка была, по данным аналитиков, порядка 35%), а реальная поддержка «Единой России» составила по данным экзит-пула даже сверхлояльного ВЦИОМ (очень вовремя Леваду-центр ликвидировали!) 44,5%. Тогда, 82 года назад, свыше 300 делегатов «съезда победителей» проголосовали против Сталина».

Но уже в следующей статье он вернулся на прежние позиции, снова упрекая «бойкотистов»: «Полагаю, что призывы к бойкоту, обращенные к образованной и мыслящей части населения в дальнейшем могут привести к еще более экзотическим результатам. Остается лишь сожалеть о безвременной кончине Андрея Романовича Чикатило…» Как будто нашему Чикатило не достаточно быть крымнашистом, чтоб быть выбранным, и в первых строчках списка «Единой России».

Нет, я далек от мысли, чтобы придумать стратегию на все времена. На выборах 1989-го, очевидно, НАДО было участвовать. А вот что касается выборов «после 2011 года» — я не уверен. С удовольствием послушал бы аргументы «за», но пока что их состоятельными не нахожу. Да и должен заметить, что те 300 делегатов, которые проголосовали против Сталина на 17 Съезде, были благополучно потом расстреляны. Что стало хорошим уроком романтикам демократического централизма и надолго отучило доверять выборам в условиях деспотии.

Надо учесть еще и то обстоятельство, что сегодня (вернее, еще вчера) повсеместно победила та точка зрения, что политические партии нужны только в моменты голосования — для мобилизации электората. Все остальное же время они могут якобы преспокойно расходиться по домам, тем более что выборные циклы становятся все длиннее, а времени, отведенного на занятия с домашними, становится все больше. Но вот когда подходит время и из Кремля раздается трубный призыв, эти партийцы отставляют в сторону пелёнки и баночки с детским питанием и по команде бегут вешать лапшу на уши избирателям, очевидно думая, что те полные идиоты. Мы, говорят, сейчас все наладим, экономику поднимем до небес, уволим Путина, вернем приватизацию в исходную точку и т.д. Мы, говорят, честные, в отличие от других, которые нечестные.

Но ведь это же ложь! И хорошо, когда с благими намерениями. На самом деле все прекрасно понимают, что никто в России не может сегодня предложить, как «все наладить» в рамках «не трогаем основы». Или хоть как-то поколебать систему нового авторитаризма. А раз не может, то в чем смысл предвыборных обещаний, дебатов и вообще выбора? Что является товаром в магазине демократического обслуживания?

Нет, мне не жаль сходить проголосовать за Касьянова и Явлинского. Дурацкое дело нехитрое. И я думаю, что и тот, и другой в любом случае были бы лучшими премьерами, чем Медведев, а как депутаты могли бы по мере сил ставить барьеры антилиберальным инициативам. Но я, во-первых, не могу поручиться, что эту точку зрения разделит «сосед» — он им ничем не обязан, — и что «сосед» будет настолько наивен, что забудет про неравенство сил в этой, обреченной на неуспех борьбе. И это еще если не брать во внимание, во-вторых, что в ЭВМ, который считает результаты российских выборов, сидит человек, как в первом шахматном автомате.

Отрицание трагичности ситуации, складывающейся вокруг выборной демократии – причем, не только в России, но и во всем мире, — это самообман, никому не идущий на пользу. А ведь ситуация и вне России достаточно поганая. Везде, особенно в слаборазвитых странах, диктаторы научились использовать демократические процедуры и демократическую риторику для того, чтобы неограниченно оставаться у власти и пользоваться государственным карманом, как своим собственным. Легально сместить никого не получается, пока не происходит «Майдан» или, как в Конго, народ дозревает дот того, чтобы пожертвовать десятками жизней. С выборной демократией более-менее хорошо только в США, да и то только потому, что там две приблизительно равновеликие партии, которые могут выставлять альтернативные команды управленцев. Хотя выбор между Трампом и Клинтон и то, как он происходит, кажется предвестником деградации. Как и символизм будущего выбора во Франции – между Ле Пен и условным Саркози, как и в случае с брекситом в Англии. Либо избиратель дорывается до возможности попилить сук, на котором сидит цивилизация, либо процесс оказывается в руках проходимцев.

В России ситуации вообще особая, потому что тут деградировать нечему. Нет ни малейшего опыта демократической сменяемости начальства. В культуре народа не заложен код «демократического выбора», скорее заложен код «царь и холопы», «Сталин и будущие арестованные». «Уровень свободы высказывания в сегодняшней России беспрецедентно высок, а, возможно, и уникален», — умильно сообщает В. Милитарев почти в то же день, когда Антону Носику прокурор попросил два года реального срока за пост в «Живом журнале». «Чудак» Ольшанский пописывает статейки в стиле «Жить стало лучше, жить стало веселее»: «Если бы русские люди в 1918, 1919, да и еще много в каких годах двадцатого века узнали, что в начале следующего столетия в России будет минимум шестнадцать лет спокойствия и тишины, будут долгие годы без голода, эпидемий, террора, вообще без смертной казни, без войн, касающихся большинства гражданских лиц, долгие годы сравнительной сытости с хлебом и мясом в каждой лавке везде и в любое время, со свободой мнений и лишь небольшими ее, свободы, ограничениями... Они бы сказали: гнать взашей такую интеллигенцию». Ольшанский имеет в виду протестующую интеллигенцию. Изображают идиотов или действительно идиоты?

«Так что же ты предлагаешь, перейти на нелегальное положение?» – снова спрашивает меня Кирилл Мартынов, он тоже «топил» за выборы, хотя на страницах газеты, где он трудится, удивительно вовремя было опубликовано пророческое воспоминание о будущем Сарнова «Страх» — прям как про наш сегодняшний день!

Ну, нелегальность, конечно, никому не нужна, она не комфортна, мы отвыкли от нее за последние четверть века, но как ее избежать, если «СистемаРФ» будет продолжать наступать на человека, сужая пространство свободы? Уже сегодня вы становитесь нелегалом, читая «Грани» и «ЕЖ», завтра вы станете нелегалом, не перекрестившись на образ небесного покровителя Следственного комитета и Национальной гвардии. Увы, боюсь, никуда не деться от лобового столкновения с дискредитировавшей себя «Системой РФ». Надо предлагать другую и строить ее рядом.

Фото: Александр Рюмин/ТАСС












  • Дмитрий Орешкин: Это проблема «конкурентного кластера» – люди разочарованы и голосовать не ходят, а власти это очень удобно. 

  • Коммерсант: Олег Кожемяко заявил, что в первую очередь намерен сосредоточиться на том, чтобы Владивосток «был по праву столицей Дальнего Востока». 

  • Эль Мюрид: Кремль никогда и ни при каких обстоятельствах не будет учитывать мнение народа - не для того произошел захват власти, чтобы вот так добровольно отдавать...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Приморские выборы как зеркало федеральной диктатуры
18 ДЕКАБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Глава Партии перемен Дмитрий Гудков внес в наш политический лексикон новое выражение – «серийный губернатор»… Такое определение свежеизбранному губернатору Приморья Олегу Кожемяко г-н Гудков дал вовсе неслучайно – до нынешней триумфальной победы Олег Николаевич успел потрудиться в должности вице-губернатора Корякского автономного округа, а также погубернаторствовать в Амурской области и на Сахалине. На выборах, что прошли в минувшее воскресенье, он набрал почти 62 процента голосов, оставив далеко позади ближайших конкурентов. Впрочем, тех, кто противостоял Кожемяко в этом втором втором туре приморских выборов, правильнее было бы назвать зрителями.
Прямая речь
18 ДЕКАБРЯ 2018
Дмитрий Орешкин: Это проблема «конкурентного кластера» – люди разочарованы и голосовать не ходят, а власти это очень удобно. 
В СМИ
18 ДЕКАБРЯ 2018
Коммерсант: Олег Кожемяко заявил, что в первую очередь намерен сосредоточиться на том, чтобы Владивосток «был по праву столицей Дальнего Востока». 
В блогах
18 ДЕКАБРЯ 2018
Эль Мюрид: Кремль никогда и ни при каких обстоятельствах не будет учитывать мнение народа - не для того произошел захват власти, чтобы вот так добровольно отдавать...
Возможны ли в России умные выборы?
7 ДЕКАБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Электоральный сюрприз для Путина и «Единой России», который случился осенью 2018-го, в конечном итоге стал еще одним подтверждением того, что выборы в современной России мало чем отличаются от русского бунта. Они так же бессмысленны и беспощадны. По крайней мере, если речь идет о выборах исполнительной власти. До 2012 года в путинской России все было устроено разумно, самодержавно и логично. Наверху Путин, он же — Россия. От него методом эманации стекает власть, которую Путин выделяет из своего организма, как… впрочем, аналогию каждый может подобрать самостоятельно, в зависимости от своего отношения к Путину и к той субстанции, которая называется «российская власть».
Прямая речь
7 ДЕКАБРЯ 2018
Алексей Макаркин: Отказ встречаться — это не просто эмоции, а сигнал...
В СМИ
7 ДЕКАБРЯ 2018
ДОЖДЬ: Президент России Владимир Путин не поздравил новых губернаторов регионов, которые выиграли выборы у кандидатов от «Единой России». Он не встретился с ними лично.
В блогах
7 ДЕКАБРЯ 2018
Vladimir Dmitriev: Наверняка разрабатывается план по дискредитации избранных губернаторов. Чем всё это закончится ? - ответ в новейшей истории РФ .
Коммунисты легли под Кремль. Впрочем, как всегда
6 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
То, что Андрею Ищенко, выдвиженцу от КПРФ на губернаторских выборах в Приморье, в конечном итоге эту должность Кремль занять не позволит, было более или менее понятно. Случись такое, мы стали бы свидетелями совершенно беспрецедентной ситуации, когда второй подряд протеже Владимира Путина в одном отдельно взятом регионе терпел бы сокрушительное поражение. Такого в новейшей истории России пока не случалось. Другое дело, что большинство обозревателей сходилось во мнении, что кандидата, который фактически выиграл сентябрьские выборы, опередив во втором туре ставленника власти, с очередных просто снимут. Потому что в какой-то момент показалось, что в этот раз коммунисты могут упереться...
Прямая речь
6 НОЯБРЯ 2018
Алексей Макаркин: В КПРФ не хотят ругаться с властью. Зачем им это? Сценарий выборов, который планируется, для Ищенко совершенно не перспективен.