КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеНесколько слов по текущему моменту

Не буду оригинален, если тоже напишу про закон и деятельность депутата Яровой. Хотя добавить что-то более емкое к распространенной оценке типа «она совсем с катушек съехала» вряд ли возможно. Однако возможно и, наверно, полезно обсудить, чего же нам теперь делать с сумасшедшей депутатшей, которая, насмотревшись, не иначе, параноидального американского сериала «Personofinterest», собралась построить что-то вроде супермозга за наш счет и за всеми нами следить. Что, на самом деле, плохо не тем, что скорее всего эта затея окажется напрасной, потому что «нехорошие люди» вполне в состоянии в системе Яровой не регистрироваться, а общаться старым дедовским способом, записочками, используя шифр «теща просила пирогов привезти». А то, что стараниями таких борцов с терроризмом, как Яровая, народ скоро по миру пойдет, так что и террористы ему больше не понадобятся.

«Конгресс интеллигенции» постановил: писать! Писать нашему султану, чтобы султан, значит, отвлекся от метания молний в сторону НАТО и запугивания пограничных стран, а обратил свой взор вниз, на нужды подданных. Поэтому Конгресс принципиально, без экивоков, но страстно заявил: «Обращаемся к Вам как гаранту прав человека в России с просьбой…» И далее по тексту — чтобы тот ни в коем случае не подписывал злосчастный пакет поправок, способствующий не столько общественной безопасности, сколько установлению режима тотальной и бессмысленной слежки. Но других — я знаю — такое обращение выбесило. Причем сразу же, самой первой строчкой.

Какой же он, к черту, гарант прав человека в России? — возмутились они. Если и гарант, то скорее прямо противоположного, чтобы этих прав тут вообще никогда не выросло. А обращения такого рода означают лишь одно: принесение присяги на верность и признание права порки. Эта позиция рассерженной аудитории тоже понятна и тоже должна быть учтена.

Конечно, лучше было бы, если бы Конгресс или кто-то еще взял на себя смелость написать много радикальней: а ну-ка быстренько там прекратите с ума сходить, иначе мы выведем на улицы три миллиона человек! Даешь свободный интернет и низкие тарифы на сотовую связь! Однако, что греха таить, это невозможно и нет этих трех миллионов. Обращение к султану — политический компромисс. Вернее, паллиатив. Вернее, эдакие переговоры о Брестском мире, про который товарищ Ленин говорил, что он есть страшно необходимая передышка пусть даже и в несколько дней, но за которые необходимо подтянуть отряды и приготовиться к мировой революции. Поэтому я тоже, скрепя сердце, это обращение подписал. И если кому-то доставит удовольствие, чтобы я еще и упал ниц головой в нечистоты, то не возражаю. Вопрос лишь в том, откуда подойдут свежие отряды и каким образом начнется, говоря фигурально, мировая революция.

Вот это нам необходимо обсудить. И я думаю, что пришла пора создавать в дополнение к созданному что-то вроде «комитетов общего действия» самого широкого профиля. Поясню…

На самом деле у нас хватает организаций, которые берут на себя дерзость и обязательство вступать в радиоактивное взаимодействие с неототалитарной властью. Многие при этом работают не просто хорошо, а очень хорошо. Центр «Сова» борется с фашизмом, анализирует на этот предмет законодательные новации. Профсоюз журналистов Яковенко неустанно разоблачает медийную пропаганду, а если точнее — бесстыдное наглое вранье. «Комитет 29» мониторит судебные кейсы, помогая по возможности пострадавшим. Конгресс интеллигенции падает ниц перед султаном, чтобы снять напряженность. Все это очень важно и полезно. Но у них у всех есть один недостаток — они работают на полупрофессиональной, а то и профессиональной основе. Многие остальные — читатели, потенциальные активисты самых республиканских убеждений — остаются за бортом этой деятельности. А тем временем что-то важное из злобы дня попросту не попадает в сферу внимания статусных организаций, потому что оказывается на стыке интересов, и нет такого диспетчера, который бы это важное распределял, как по машинам скорой помощи.

При этом СМИ — за что им отдельное спасибо — если все-таки и сообщают о «тревожном», то ни в коем случае не пытаются выступить в качестве ментора, организатора или алармиста. Им это запрещено по их же собственной производственной модели. Да и надо чтить Уголовный кодекс, который все, что не нравится султану Путину, объявляет возбуждением ненависти к социальной группе его янычаров. Поэтому СМИ сообщают нейтрально и работают себе дальше. Типа вот судили в Перми чувака за перепост — и ха-ха-ха, а вN-ске кран упал. Читателю, конечно, понятно, что раз такое произошло в Перми, то пермские правоохранители, наверное, опасные идиоты и вредители. Однако, как реагировать, будет ли какое развитие этого сюжета, они не знают, а газета не сообщает.

А реагировать надо вот как: очевидно, должны быть еще такие организации, сообщества, институты общественного мнения, которые держали бы в руке серебряный колокольчик и звонили в него всякий раз, когда зло наступает — в какой бы сфере это ни происходило. Чем больше колокольчиков — тем лучше. И ставили бы нашей власти отметки, двойки и тройки, какую бы бурную деятельность та ни развивала. Баррикада— это хорошо, но она не обязательно вершина сопротивления, к которой надо стремиться всеми способами. До баррикады еще можно попробовать «давление авторитетами». Но такое давление надо научиться создавать, как научиться и создавать общественные авторитеты.

Иными словами, не проходите мимо. Если где-то какие-то граждане у нас вдруг начинают испытывать по жаре необъяснимое воодушевление, оттого что якобы на Дальнем Востоке строится аэродром подскока к США, чтобы нанести превентивный ядерный удар, то, очевидно, нужно, чтобы сразу же нашлись и другие граждане, здоровые, которые не только бы брезгливо отворачивались, а срочно звонили в такой колокольчик. И отряжали проверяющих на предмет разобраться, кто покусал первых и откуда идет массовое заражение бешенством. Как-то так…

***

Еще несколько слов по поводу этого странного случая осуждения некоего В. Лузгина в Перми по причине, что перепечатанное им сообщение (пост), даже не его авторства, якобы противоречит тексту Нюрнбергского приговора, который ни разу тут ни для кого не является настольной книгой. А ведь действительно в Нюрнбергском приговоре никто не додумался осудить СССР, например, за расстрел польских офицеров в Катыни, поскольку не все на тот момент было расследовано, да и не дипломатично, наверно, было подкидывать такую кнопку союзнику, с которым выиграл Вторую мировую войну. Но означает ли это, что теперь (по закону все той же Яровой) запрещено говорит о Катыни, ровно как и о зверствах во время битвы на Куликовым поле, оценки которой тоже не давались в Нюрнберге?

По приговору Лузгину получается, что все, что в Нюрнберге не оценивалось положительно, подлежит по сегодняшним российским законам какой-то юридической санкции, что, мягко говоря, похоже на бред. Отчасти так же и от того, что это нарушает наш российский суверенитет и суверенитет граждан России, которые должны теперь жить как бы под пятой каких-то непонятных «нюрнбергских», что вообще даже и почище пяты ЕС с Европарламентом. Но я соотнесусь только с одной, как мне показалось, плодотворной мыслью, которую высказал Антон Орех. Как и все, он сильно поиронизировал насчет приговора, а в конце подал идею, которую, к сожалению, не развил. «И мне кажется, что такие приговоры сами по себе потворствуют фашизму», — написал он.

Потворствуют или не потворствуют, если разбираться объективно, еще неизвестно. Но Ореху я верю. Раз он написал, что потворствуют, значит, люди считают, что потворствуют, и это тема — сигнал для прокуратуры. Пусть не отмахивается, проверяет, арестовывает, сажает, искореняет, невзирая на должности, депутатскую неприкосновенность и мантии. Кто с законом Яровой пришел, должен сам же от него и пострадать, хоть бы даже и сама Яровая. И пусть таковой будет наша, хотя и несколько ужасная на данный момент справедливость.


Фото: Россия. Москва. 30 июня 2016. Председатель комитета Госдумы РФ по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая на совещании послов и постоянных представителей РФ в иностранных государствах. Анна Исакова/пресс-служба Госдумы РФ/ТАСС


ПОМОГИ ЕЖУ!
Если вы приняли решение поддержать «Ежедневный журнал»,
вы можете сделать перечисление с назначением платежа 

«ЦЕЛЕВОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ «ЕЖЕДНЕВНОГО ЖУРНАЛА»





Версия для печати
 



Материалы по теме

Цена глупости в процессе уточнения // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Игры эпохи постмодерна // БОРИС КОЛЫМАГИН
Одна треть // АНТОН ОРЕХЪ
Они все-таки рехнулись... В смысле, решились // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прямая речь //
В СМИ //
В блогах //
Осквернение дат // АНТОН ОРЕХЪ
Мозг нации // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ