В оппозиции
22 октября 2019 г.
Итоги недели. А за что тогда сидит в тюрьме Алексей Пичугин?
29 ЯНВАРЯ 2016, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН



Мы же все помним, почему нельзя молиться за царя Ирода? Пушкин не зря нам об этом говорит совершенно прямо и недвусмысленно. За царя Ирода нельзя молиться, прежде всего, вовсе не потому, что он плохо обошелся с детьми… То есть был негодный, скверный человек, а следовательно — не достойный наших молитв. Возносить Господу молитвы за этого человека возбраняется, потому что Богородица не велит…

Мы можем не изучать, не анализировать его жизненный путь, не пытаться составить собственное мнение о совершенных им деяниях. До нас это уже сделали те, кому мы доверяем, чье мнение полагаем полностью компетентным. Другими словами, есть базовые ситуации, которые не требуют мотивированной личной оценки. Для реагирования на эти ситуации достаточно опереться на нравственный опыт человечества. И на те, зачастую неписаные правила, которые на основе этого опыта были сформулированы. Тезис Александра Галича «не делить с подонками хлеба» для меня не дискуссионен ни в какой степени. Для меня это — догма. Конечно — с оговорками, конечно – с исключениями, конечно — с личными поправками. И, тем не менее, в разговор по поводу опубликованной на днях фотографии, на которой Михаил Ходорковский запечатлен рядом с певицей Валерией и продюсером Пригожиным, я посчитал невозможным не вмешаться. Учитывая, как мне представляется, огромное общественное значение этого разговора. Судя по всему, мы живем в такое время, когда очевидные и, кажется, безусловные вещи приходится проговаривать вновь и в очередной раз прибивать их гвоздями на самом видном месте.

Есть два текста, написанные по вышеозначенному поводу, которые мне кажутся важными в этом разговоре. Сначала журналист Божена Рынска на своей странице в ФБ опубликовала фактически открытое письмо Михаилу Ходорковскому, а затем Михаил Борисович ответил ей, используя тот же формат. Вот эти тексты.

Божена Рынска: «На правах младшей прочла нравоучение глубоко и нежно уважаемому МБХ.

Михаил Борисович, разрешите на правах младшего прочесть вам нравоучение. Не надо размывать линию фронта. Когда вы «фоткаетесь» с негодяями, подлецами, вы показываете всем, что и они это понарошку, и вы — понарошку. Это мол, на сцене мы — Монтекки и Капулетти, а в жизни-то мы щас пиво вместе пить отправимся. И кровь вовсе не кровь, а клюквенный сок, не плачьте, детки. И те, кто верит вам, нам и принимает все это за чистую монету, а не читку пьесы по ролям, от таких фотографий себя чувствует оплеванным. Вот я, лично я, сейчас при виде этого милого группового портрета чувствую себя обманутой в лучших чувствах. Потому что эти люди олицетворяют подлость. А вы с ними ручкаетесь. Мы всерьез ходили на Болото, на Сахарова, и страдаем мы и печалимся от того, что происходит, всерьез, а не в расчете на будущие бенефиты. Институт нерукопожатности, битья по морде негодяев, он не просто так существовал в менее подлые времена. Были грозные старцы с идеальной репутацией, чье «да вы, сударь, подлец, руки я вам не подам» было общественным приговором. Было «А вот вам, Шершавников, я руки-то и не подам». Хлипкий Новосельцев давал пощечину гебешнику Самохвалову... Представьте, чтобы Бузыкин и Новосельцев, пошумев в своих институтах о негодяях, сорвав аплодисменты, при случае вдруг, как ни в чем не бывало, сфоткались с Шершавниковым и с Самохваловым... Не знаю, донесла ли я мысль свою до вас. Но мне сейчас, сука, горько».

Михаил Ходорковский: «Дорогая Божена, благодарен Вам за внимание и совет. Понимаю причины Вашего дискомфорта — есть мы и они, они мочат нас, мы их. Любой мостик — потенциальное предательство. Недовольны и на другой стороне баррикады, но причина чуть другая — им удобна гражданская война, как альтернатива несменяемой власти. Не мирная революция, а война с болью и кровью. Это повышает барьер входа в революцию, делает его запредельным. Для решения задачи им важно, чтобы общество было фрагментировано, чтобы люди видели друг в друге врагов, чтобы накапливался потенциал недоверия. Мостик над пропастью — путь для компромисса помимо Кремля. Но у них проблема. Мы не только «политические животные», мы люди, сограждане с тысячами связей и интересов помимо политики. Вот я, например, будучи человеком из простой семьи, технарем, наконец зеком, который 10 лет не мог выбирать, на какой концерт сходить, просто люблю Валерию. Я ее слушал почти каждый день, годы. Она мне напоминала о доме, и я ей могу простить все, если ей нужно мое прощение. Когда ко мне на прием придет пенсионер Данилкин, я не буду вспоминать ему приговор, а просто помогу разобраться с его проблемой, если это будет моим делом, поскольку для меня важнее, что он мой соотечественник, чем то, что мы были по разные стороны баррикад. Такое уже было в моей судьбе. Мы фактически стояли с оружием друг против друга, а потом мне довелось помочь человеку выжить в тяжелые годы. Люди должны ощутить, что между нами, согражданами, родство. Родство помимо и вне Кремля, тогда у вождей не будет шанса. Тогда революция не обернется гражданской войной, поскольку никто не будет терять все. Но кому-то надо сделать первый шаг. Считаю, что это роль культурной элиты — построение мостиков внутри расколотого общества. А то, что мы все ошибались и еще будем ошибаться, будем в чем-то не сходиться — так это нормально. Зрелость общества меряется способностью к компромиссу. Мы, судя по этому критерию, дурные подростки. Пора вырастать!».

Любой здравый человек должен, наверное, смириться с тем, что есть вещи, которые находятся за гранью его понимания. Видимо, я не вполне человек здравый, поскольку не готов смириться с тем, что решительно не понимаю, о чем, собственно, говорит Михаил Борисович. Пойдем по порядку. Вот, Ходорковский пишет: «Понимаю причины Вашего дискомфорта — есть мы и они, они мочат нас, мы их…».

Помилуйте, Михаил Борисович! Как же можно сравнивать!? Разве вы не отсидели в тюрьме десять лет по сфальсифицированному обвинению?! Разве Путин с Сечиным не устроили вам эти каникулы, эту большую перемену в жизни? Разве узники Болотной и другие политические заключенные не стали жертвами репрессий?! Разве любое независимое гражданское движение не обречено сегодня в России быть изведенным на корню?! И наконец, уж раз Вы сами употребили термин «мочить»… Разве Бориса Немцова не убили на мосту?!

А чем отвечаем мы с Вами, уважаемый Михаил Борисович? Может, мы встали на путь террора и при каждом удобном случае пытаемся бросить бомбу в кортеж? Может, мы призываем сограждан учинить самосуд над депутатами Госдумы и развесить их вдоль Тверской? Нет! Совершенно наоборот! Вы сами говорите исключительно о «мирной революции». И я не слышал, чтобы сегодня кто-нибудь в оппозиции призывал к каким-либо другим формам протеста, кроме ненасильственных. Так как же возможно, в принципе, сравнивать эти подходы, ставить их на одну доску?..

Я не стану сейчас дискутировать с вами по поводу «барьеров входа в революцию». Это разговор профессиональный и должен вестись совсем в другом формате. Скажу лишь, что, с моей точки зрения, практика перекидывания «мостиков» к кому попало не просто не разрушает никакие барьеры, а делает бессмысленной саму идею мирной революции, поскольку размывает ее нравственную основу. Потому что такие «мостики» стирают грань между добром и злом. Между тем, что можно делать, а что – категорически непозволительно. Зло должно быть наказано. Судья Данилкин не скоро сможет прийти к Вам на прием по той простой причине, что, скорее всего, какое-то время будет отбывать наказание за совершенные им преступления. Потому что вынесение неправосудного приговора – преступление даже по ныне действующему закону.

Я заранее прошу прощения за пример, который позволю себе привести, но он мне кажется вполне уместным в контексте обсуждаемого вопроса. Я думаю, что Алексей Пичугин не стал Вас оговаривать и сел на неопределенный срок в тюрьму вовсе не потому, что безмерно Вам предан. Думаю, он просто решил, что для него важнее остаться порядочным человеком. Порядочным в общепринятом среди нормальных людей понимании этого слова. И он несомненно герой в рамках тех нравственных ценностей, которые Вы тоже, конечно, разделяете.

Те же ценности, те же моральные устои диктуют нам, что есть люди, которых надо обходить стороной, брезговать общением с ними, не подавать руки. Мы об этом договорились десятки, сотни лет назад. И даже не надо задумываться о причинах. Богородица не велит! Поверьте, уважаемый Михаил Борисович, более чем уважительная причина! И если Вам иногда кажется, что есть политические (или любые другие) резоны этой причиной пренебречь, то вы трагически заблуждаетесь. Нет таких резонов.


Фотография Татьяны Макеевой / khodorkovsky.ru













  • Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...

  • Коммерсант: По словам адвоката Юлии Галяминой Андрея Тамурки, он и его коллеги предполагали, что суд снизит сумму взыскания до 5 млн руб., но и с этим решением юристы не согласны. 

  • Алексей Чуприков: Дмитрий Леухин, компания "Флай-авто". Печально, конечно, что занимается госзаказами, а не коммерческой деятельностью. Но его имя тоже должно стать известным.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Судебный грабеж оппозиционеров
2 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
К перечню преступлений путинской судебной системы, помимо заведомо незаконного отправления за решетку невиновных и  воспрепятствования избирательных прав граждан, относится еще и грабеж. К оппозиционерам, которых 27.07.2019 и 03.08.2019 избивали, ломали, тащили в автозаки и сажали в кутузку, предъявили вполне абсурдные иски несколько государственных и аффилированных с властью структур. Вот эти умученные от оппозиции. Московский метрополитен оценил свои страдания в 53 тысячи 642 рубля от незапланированного выхода нескольких начальников в выходной. 
Прямая речь
2 ОКТЯБРЯ 2019
Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...
В СМИ
2 ОКТЯБРЯ 2019
Коммерсант: По словам адвоката Юлии Галяминой Андрея Тамурки, он и его коллеги предполагали, что суд снизит сумму взыскания до 5 млн руб., но и с этим решением юристы не согласны. 
В блогах
2 ОКТЯБРЯ 2019
Алексей Чуприков: Дмитрий Леухин, компания "Флай-авто". Печально, конечно, что занимается госзаказами, а не коммерческой деятельностью. Но его имя тоже должно стать известным.
За «оправдание терроризма» – 7 лет тюрьмы. Но оправдания не было
1 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Атака силовиков на псковскую журналистку Светлану Прокопьеву проходит в стороне от главной темы нынешнего лета – московских протестов, связанных с прошедшими выборами в Мосгордуму. Тем важнее отметить, что история эта не затерялась, не выглядит второстепенной и побочной: проблема обсуждается в независимых СМИ, в поддержку Прокопьевой выступают пикетчики по всей стране, ее имя упоминалось во многих коллективных письмах в защиту политзаключенных, о Прокопьевой говорили с трибуны последнего московского митинга. Все это в совокупности оставляет надежду на более или менее благополучный исход дела.
Прямая речь
1 ОКТЯБРЯ 2019
Зоя Светова: ...журналистам понадобилось какое-то время, что разобраться, понять, что её судят за слово и в дальнейшем любого журналиста можно будет обвинить в том, что он оправдывает терроризм
В СМИ
1 ОКТЯБРЯ 2019
"Эхо Москвы": Журналисты пикетировали администрацию президента в Москве, чтобы привлечь внимание уголовному преследованию псковской журналистки Светланы Прокопьевой. 
В блогах
1 ОКТЯБРЯ 2019
Сергей Пархоменко: Там черт знает что происходит: ее обвинили в «оправдании терроризма», обманом заставили дать «подписку о неразглашении дела», - и про это почти никто не знает и не помнит.
Воскресный митинг завершил очередной этап российского протеста
30 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Последняя акция оппозиции, что 29 сентября прошла на проспекте Сахарова, собрала, по подсчетам «Белого счетчика», около 25 тысяч человек. Погода в этот день случилась дождливая, но на настроении людей, пришедших протестовать против политических репрессий, это никак не отразилось. Они были полны решимости, с воодушевлением встречали пламенные выступления ораторов, многие держали в руках портреты фигурантов последних уголовных дел, выкрикивали антиправительственные лозунги. Словом, атмосфера была весьма бодрая, духоподъемная, вполне соответствующая характеру и формату мероприятия.
Прямая речь
30 СЕНТЯБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: На базе старого «диванно-комнатного» возмущения, когда люди просто подписывали открытые письма и потом шли заниматься своими делами, складываются новые связи и... новая солидарность