В оппозиции
22 ноября 2019 г.
Выходные на фоне автозаков

Четыре момента, четыре, в общем-то, небольших события, произошедших в Москве за эти выходные, прошли на фоне едва ли не самой заметной детали московского пейзажа последнего времени — автозаков с «приветливо» открытыми дверями.

ЕЖ/Олендская Мария

На фоне автозаков прошел митинг «За науку и образование» на Суворовской площади — то, что осталось от идеи марша в поддержку фонда «Династия». Умные и образованные люди с болью говорили о том, что творится в науке и образовании, о личном сопротивлении, о коллективной ответственности, призывали друг друга объединиться и сплотиться, но из всех выступавших только Сергей Адамович Ковалев сказал самое важное: то, что творится с образованием, наукой, фондом «Династия», — не глупость и неграмотность тех, кто у власти. Это их целенаправленная политика. И противостоять надо не симптомам, а самой власти. Судя по всему сказанному после, эта простая, но опасная мысль не была воспринята большинством. Или за опасностью была запрятана в дальний угол. Вот только если продолжать прятаться от нее, автозаки перестают быть фоном, а превращаются в основное средство передвижения по родному городу. И чем дольше молчать и прятать голову в песок — тем быстрее и вернее превращаются.

Михаил Шнейдер

На фоне автозаков прошел двумя часами позже ежемесячный массовый пикет в поддержку узников 6 мая у станции метро «Третьяковская», который проводится каждое 6-е число каждого месяца. Народу было немного больше, чем обычно — человек 100, может, 150; одни приходили, другие  уходили. Люди стояли с портретами узников и скандировали всем известные речевки, актуальность которых — увы! — ничуть не стала меньше за прошедшие три года. Здесь никто в песок голову не прячет — для большинства судьбы узников Болотной стали частью их общей судьбы. Здесь уже никто не верит в УДО или амнистии. Потому и скандируют: «Эти люди невиновны — все виновные в Кремле!». На фоне автозаков и отложенного пока вроде как на осень (но все понимают, что отложенного навсегда при этой власти) закона о новом исчислении сроков — день в СИЗО за полтора в колонии, — единственного шанса увидеть «болотных» на свободе раньше. Молодых, образованных, умных ребят, у которых власть отобрала самые лучшие, самые ценные годы жизни. На фоне нависшего над всеми зэками «закона садистов», который позволит применять силу против заключенных, когда вздумается, — тут никто не сомневается, что уж он-то будет принят пулей.

Михаил Шнейдер

На фоне автозаков в воскресенье, в 100-й день убийства Бориса Немцова, стояли люди на мосту. Приносили цветы, вспоминали, разговаривали. Прямо под нами по Москва-реке плыли прогулочные теплоходы и катера ценой в несколько таких теплоходов, там, внизу, в другом измерении, потому что здесь был тротуар моста, парапет, решетка за спиной и автозаки. И люди, для которых автозаки уже стали надоедливой, примелькавшейся, но неизменной и неизбежной деталью городского пейзажа.

На фоне автозака стояли потом добравшиеся до Троекуровского кладбища у могилы Бориса. Всё на том же фоне. Ну, вы же понимаете, что никак без него нельзя прийти и положить цветы на могилу. Потому что.

Михаил Шнейдер

Потому что автозаки стремительно исчезают, когда отмороженные гопники, которым не удалось сорвать пикет у «Третьяковской», уже после его завершения нападают на его участников, мирно расходящихся по Лаврушинскому переулку. Потому что для власти и для полиции — это свои, социально близкие, шпана подзаборная, которая и нападать-то умеет, только когда в численном большинстве. И будучи твердо уверенной, что если дело повернется для них худо, то автозак — и вовсе не про них — появится сей момент. Зря, что ли, им оплачивают дорогу на московские гастроли аж из самого из Новосибирска! Потому что не было автозаков, когда избивали в Балашихе Стаса Позднякова, который до сих пор в больнице (его отпустили на пару часов, чтобы друзья свозили  на кладбище положить цветы). Как не было их 100 дней назад на мосту.

Но при всей мрачности пейзажа с автозаками есть в нем некоторая неправильность, избыточность, гротескность, выдающая панический страх нынешней власти. Этого монолита, колосса, подавившего всё и вся, остервенело закатывающего в асфальт всё живое.

Потому что это агония. Она может быть затяжной и смертельно опасной для всех вокруг. Она омерзительна, как всякие судороги уродства. Но она уже предсмертная.

А вот будут ли автозаки непременной деталью пейзажа после нее, зависит только от нас. За нас это никто не решит. И без нас это не разрешится.

 

Фотографии Михаила Шнейдера и Марии Олендской/ЕЖ













  • Андрей Колесников: Если это окажется не очень заметной структурой, то ей могут позволить существовать. Но если структура станет разрастаться, то её тут же начнут убирать. 

  • Новая газета: По словам Крыленковой, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии. 

  • Леонид Гозман: Попытка Верховного Суда закрыть «Движение за права человека» Льва Пономарева - это, во-первых, признание заслуг. И организации, и Льва лично. Абы кого не закрывают.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Верховный суд обслужил силовиков. «За права человека» ликвидировано
5 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую пятницу Верховный суд удовлетворил иск Минюста и прекратил деятельность правозащитной организации «За права человека» на территории РФ. Движение, которое бессменно возглавляет один из наиболее авторитетных отечественных правозащитников Лев Пономарев, формально прекратило свое существование. Впрочем, сам Лев Александрович утверждает, что «движение продолжит свою работу и без юридического лица». Формальные претензии Минюста, поддержанные высокой судебной инстанцией, заключаются в том, что ЗПЧ, якобы, не в полном объеме предоставило отчет за первую половину текущего года как «организация, признанная иностранным агентом». 
Прямая речь
5 НОЯБРЯ 2019
Андрей Колесников: Если это окажется не очень заметной структурой, то ей могут позволить существовать. Но если структура станет разрастаться, то её тут же начнут убирать. 
В блогах
5 НОЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Попытка Верховного Суда закрыть «Движение за права человека» Льва Пономарева - это, во-первых, признание заслуг. И организации, и Льва лично. Абы кого не закрывают.
В СМИ
5 НОЯБРЯ 2019
Новая газета: По словам Крыленковой, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии. 
«Московское дело» продолжает зажевывать жертв
31 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Мы уже примерно представляем себе, как это происходит. Десятки, а может, и сотни сотрудников МВД с лета сидят, уткнувшись в экраны своих мониторов, и просматривают километры оперативной съемки летних московских демонстраций. Время от времени кто-нибудь из них вскрикивает: «Смотрите, смотрите — есть! Попался, гаденыш!!! Вот тут явно видно, как этот парень хватает за руку омоновца. И рожа его крупным планом — вмиг опознаем»…  «Молодец, сержант Тюнькин, — хвалит подчиненного командир, — вырезай сюжет, отправляй операм и беги в кассу за премией!»
Прямая речь
31 ОКТЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Какие-то отдельные группы экстремистов можно подавить дубинками и сроками, но нельзя так подавить всё поколение.
В СМИ
31 ОКТЯБРЯ 2019
Медиазона: Новиков был задержан только накануне, 29 октября, утром. После этого у него провели обыск, а затем его увезли в Следственный комитет на допрос... Он отказался от признания вины...
В блогах
31 ОКТЯБРЯ 2019
Ольга Романова: Год назад в России было порядка 200 политзаключённых. А сегодня в далеко не полном списке уже больше 300. И каждый день новые аресты.
Судебный грабеж оппозиционеров
2 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
К перечню преступлений путинской судебной системы, помимо заведомо незаконного отправления за решетку невиновных и  воспрепятствования избирательных прав граждан, относится еще и грабеж. К оппозиционерам, которых 27.07.2019 и 03.08.2019 избивали, ломали, тащили в автозаки и сажали в кутузку, предъявили вполне абсурдные иски несколько государственных и аффилированных с властью структур. Вот эти умученные от оппозиции. Московский метрополитен оценил свои страдания в 53 тысячи 642 рубля от незапланированного выхода нескольких начальников в выходной. 
Прямая речь
2 ОКТЯБРЯ 2019
Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...