В оппозиции
12 июля 2020 г.
Выходные на фоне автозаков

Четыре момента, четыре, в общем-то, небольших события, произошедших в Москве за эти выходные, прошли на фоне едва ли не самой заметной детали московского пейзажа последнего времени — автозаков с «приветливо» открытыми дверями.

ЕЖ/Олендская Мария

На фоне автозаков прошел митинг «За науку и образование» на Суворовской площади — то, что осталось от идеи марша в поддержку фонда «Династия». Умные и образованные люди с болью говорили о том, что творится в науке и образовании, о личном сопротивлении, о коллективной ответственности, призывали друг друга объединиться и сплотиться, но из всех выступавших только Сергей Адамович Ковалев сказал самое важное: то, что творится с образованием, наукой, фондом «Династия», — не глупость и неграмотность тех, кто у власти. Это их целенаправленная политика. И противостоять надо не симптомам, а самой власти. Судя по всему сказанному после, эта простая, но опасная мысль не была воспринята большинством. Или за опасностью была запрятана в дальний угол. Вот только если продолжать прятаться от нее, автозаки перестают быть фоном, а превращаются в основное средство передвижения по родному городу. И чем дольше молчать и прятать голову в песок — тем быстрее и вернее превращаются.

Михаил Шнейдер

На фоне автозаков прошел двумя часами позже ежемесячный массовый пикет в поддержку узников 6 мая у станции метро «Третьяковская», который проводится каждое 6-е число каждого месяца. Народу было немного больше, чем обычно — человек 100, может, 150; одни приходили, другие  уходили. Люди стояли с портретами узников и скандировали всем известные речевки, актуальность которых — увы! — ничуть не стала меньше за прошедшие три года. Здесь никто в песок голову не прячет — для большинства судьбы узников Болотной стали частью их общей судьбы. Здесь уже никто не верит в УДО или амнистии. Потому и скандируют: «Эти люди невиновны — все виновные в Кремле!». На фоне автозаков и отложенного пока вроде как на осень (но все понимают, что отложенного навсегда при этой власти) закона о новом исчислении сроков — день в СИЗО за полтора в колонии, — единственного шанса увидеть «болотных» на свободе раньше. Молодых, образованных, умных ребят, у которых власть отобрала самые лучшие, самые ценные годы жизни. На фоне нависшего над всеми зэками «закона садистов», который позволит применять силу против заключенных, когда вздумается, — тут никто не сомневается, что уж он-то будет принят пулей.

Михаил Шнейдер

На фоне автозаков в воскресенье, в 100-й день убийства Бориса Немцова, стояли люди на мосту. Приносили цветы, вспоминали, разговаривали. Прямо под нами по Москва-реке плыли прогулочные теплоходы и катера ценой в несколько таких теплоходов, там, внизу, в другом измерении, потому что здесь был тротуар моста, парапет, решетка за спиной и автозаки. И люди, для которых автозаки уже стали надоедливой, примелькавшейся, но неизменной и неизбежной деталью городского пейзажа.

На фоне автозака стояли потом добравшиеся до Троекуровского кладбища у могилы Бориса. Всё на том же фоне. Ну, вы же понимаете, что никак без него нельзя прийти и положить цветы на могилу. Потому что.

Михаил Шнейдер

Потому что автозаки стремительно исчезают, когда отмороженные гопники, которым не удалось сорвать пикет у «Третьяковской», уже после его завершения нападают на его участников, мирно расходящихся по Лаврушинскому переулку. Потому что для власти и для полиции — это свои, социально близкие, шпана подзаборная, которая и нападать-то умеет, только когда в численном большинстве. И будучи твердо уверенной, что если дело повернется для них худо, то автозак — и вовсе не про них — появится сей момент. Зря, что ли, им оплачивают дорогу на московские гастроли аж из самого из Новосибирска! Потому что не было автозаков, когда избивали в Балашихе Стаса Позднякова, который до сих пор в больнице (его отпустили на пару часов, чтобы друзья свозили  на кладбище положить цветы). Как не было их 100 дней назад на мосту.

Но при всей мрачности пейзажа с автозаками есть в нем некоторая неправильность, избыточность, гротескность, выдающая панический страх нынешней власти. Этого монолита, колосса, подавившего всё и вся, остервенело закатывающего в асфальт всё живое.

Потому что это агония. Она может быть затяжной и смертельно опасной для всех вокруг. Она омерзительна, как всякие судороги уродства. Но она уже предсмертная.

А вот будут ли автозаки непременной деталью пейзажа после нее, зависит только от нас. За нас это никто не решит. И без нас это не разрешится.

 

Фотографии Михаила Шнейдера и Марии Олендской/ЕЖ













  • Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 

  • Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 

  • Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Они опять убили хорошего человека
29 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший четверг в реанимации одной из московских больниц скончался, как теперь справедливо пишут, правозащитник Сергей Мохнаткин. Про людей, которые ушли из жизни на больничной койке, обычно говорят «умер своей смертью». Про Мохнаткина такого никак не скажешь. Он умер точно не своей смертью. Он был забит до смерти различными представителями российской власти, которые эту экзекуцию растянули на десять лет. Его забивали судьи в залах для судебных заседаний, сотрудники полиции в автозаках и отделах, вертухаи в зонах, на этапах и пересылках. 
Прямая речь
29 МАЯ 2020
Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 
В СМИ
29 МАЯ 2020
Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 
В блогах
29 МАЯ 2020
Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.  
Сопротивление обнулению
13 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вопреки мнению многочисленных резонеров и пикейных жилетов, то, что произошло, 10.03.2020 является поворотным пунктом в истории российской государственности и, несомненно, будет иметь долговременные последствия. По сути, произошел тысячелетний провал во времени, возврат к архаичным временам, когда легитимность власти полностью воплощалась в «сакральном» теле одного человека, который уже не метафорически, а юридически стал источником власти. Холуйская фраза Володина о том, что «Россия – это Путин, Путин – это Россия», закреплена в Конституции, которая в этот момент исчезла из юридического поля, превратившись в кусок использованной туалетной бумаги.
Прямая речь
13 МАРТА 2020
Андрей Колесников: Не потому, что гражданское общество слепо или неактивно, а потому что всем очевидно: протесты заведомо не могут достичь своей цели.
В СМИ
13 МАРТА 2020
"Эхо Москвы": ...сегодня в акции приняли участие более сорока человек, в очереди еще около шестидесяти. Среди плакатов, которые принесли участники – «Обнуляй и властвуй»...
В блогах
13 МАРТА 2020
Abbas Gallyamov: ...оппозиции имеет смысл присмотреться к сенатору Мархаеву, подавшему сегодня в верхней палате единственный голос против кремлевского конституционного пакета.
Марш Немцова прошел. Неделя консолидации закончилась
2 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Надо сказать, что в этот раз и власти, и оппозиция ожидали, что народу на акцию, приуроченную к пятой годовщине убийства Бориса Немцова, придет много. За год в России чего только не произошло, а последние инициативы Кремля по улучшению отечественной Конституции взбудоражили общественность не на шутку. И, учитывая, что Марш Немцова — это всегда политическая акция даже в большей степени, чем мемориальная, надежды на то, что численность демонстрантов приблизится к стандартам начала 2012 года, не выглядели совсем уж беспочвенными. В полной мере им не суждено было сбыться:
Прямая речь
2 МАРТА 2020
Алексей Макаркин: Нет оснований полагать, что после этого марша оппозиция не вернётся к внутренним конфликтам. Это всё-таки мемориальное мероприятие, но внутреннюю конкуренцию никто не отменял.