Выборы
11 июля 2020 г.
Выборы по-советски
15 СЕНТЯБРЯ 2014, МАКСИМ БЛАНТ

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Выборы в Мосгордуму закончились, и можно смело о них забыть. Выхолощенная бессодержательная процедура стала наиболее зримым свидетельством возврата во времена «начала упадка зрелого социализма». Явка едва перевалила за 20% – четыре пятых москвичей нашли более важные дела, чем идти на участок и совать в щель бюллетень с несколькими кандидатами, из которых некого выбирать. Да и незачем. Законодательная власть любого уровня окончательно себя дискредитировала. Тут я должен оговориться. Несколько достойных и уважаемых мной независимых кандидатов все же были зарегистрированы, и поэтому на некоторых московских округах сохранялась хоть какая-то интрига. Однако даже их избрание ничего бы не изменило – их слишком мало. Большинство людей, которые теоретически способны хоть что-то поменять в Мосгордуме, до выборов попросту не были допущены.

Например, в моем избирательном округе мне голосовать было не за кого. Один независимый, главная информация о котором, что он работает в православной воскресной школе. Далее стандартный набор: «Единая» и «Справедливая России», ЛДПР, КПРФ, «Яблоко». При ближайшем рассмотрении кандидат от «Яблока» оказался подполковником ФСБ в отставке. Плавали – знаем. Одного «либерально-настроенного» подполковника-чекиста страна уже однажды выбрала.

Однако я в выборах участвовал, несмотря на огромное количество дел. Участвовал в качестве члена участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса. Потратил половину субботы на подготовку помещения для голосования, провел 15 драгоценных воскресных часов на участке. Это не принципиальная позиция, и, подобно многим, я считаю, что точка невозврата пройдена. Выборы в том виде, который предлагается действующей властью, ничего изменить не могут. Ни на каком уровне. Но кто-то должен был дежурить на участке, кому-то надо был носить столы, выдавать бюллетени, ездить с переносной урной. А я еще больше года назад вызвался все это делать, чтобы никто больше не крал мой голос. Чтобы жители небольшого района в Москве имели хотя бы теоретическую возможность выбрать того, кого они действительно хотят. И, откажись я теперь от работы в комиссии, таскать за меня столы и заниматься всем прочим пришлось бы тем не очень молодым женщинам-учителям, которые составляют большинство в нашем УИКе.

Участок типично-московский.Из полутора с лишним тысяч зарегистрированных избирателей проголосовало 310. Из них 24 по домам, 4 – досрочно. 12 человек испортили бюллетени, один – молча унес его с собой. В фойе продают пирожки и кастрюли, на улице перед школой молочные продукты, мясо и овощи. Привлекают избирателей при помощи современных уличных танцев. Рядом ржавеют под моросящим дождем рыцари в кольчугах и шлемах в сопровождении юных дев в средневековых платьях. Звенят мечами и боевыми топорами, ждут своей очереди. Но народ на участок идет вяло. Некоторые все же доходят, но, прочитав плакат с приложенным ассортиментом кандидатов, начинают возмущаться. Апеллируют к комиссии, спрашивают, что делать, если все предложенные – жулики.

Одна из членов комиссии за чаем жалуется: она не успевает доехать до дома, чтобы проголосовать, и теперь ее мужа «вызовут на ковер», поскольку «они там вычисляют, кто пришел, а кто – нет». Заинтригованный интересуюсь, где работает муж. Помявшись, формулирует: «Он военнообязанный, а у них там замполит, ну вы знаете». Больше подробностей не последует, я и не настаиваю. Она бы, конечно, успела, но на улице дождь, а у нее есть оправдание – они в участковой комиссии.

Это мои вторые выборы в качестве члена участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса. Прошлыми были мэрские, проведенные на том же участке. Тогда в Щукино Навальный был на втором месте с небольшим отставанием от Собянина. Если бы так же проголосовала вся Москва, был бы второй тур. На этот раз недостаточно лояльный район разделили. Часть присоединили к окраинному и многочисленному Митино, Другую – к промзоне Хорошево-Мневников. Пожилая женщина, получив бюллетень, спрашивает, почему все кандидаты митинские, интересуется, когда власть начнет учитывать мнение москвичей. Вопрос повисает в воздухе.

В восемь вечера участок закрывается. Подсчет голосов много времени не занимает. Побеждает кандидат от «Единой России». За него проголосовало 139 человек.

Фотография ИТАР-ТАСС

 












  • Дмитрий Орешкин: Понятно, что следующим шагом теперь станет волна репрессий. Мы уходим всё дальше в пространство выдуманной, виртуальной реальности в советском стиле.

  • «Ведомости»: Часть общества это голосование как победу власти не воспримет, сама власть тоже понимает, что это не победа, а ее фабрикация.

  • Иван Беляев: Короче, если думать об отъезде, то вариантов два: Нарьян-Мар и Брно (самый высокий процент голосов против в мире, как коллеги сообщают).

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Тарелка дерьма
2 ИЮЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Есть старый анекдот про гусара, который спьяну и от скуки вызвался на спор съесть тарелку дерьма. А потом его соперник решил отыграться и тоже съел тарелку дерьма. Вот они сидят и думают: а зачем мы это сделали? Дерьмо хлебали полной ложкой, а в итоге ничего не выиграли, остались при своих. Мне кажется, что наутро после устроенного недельного аттракциона под названием «голосование» российские начальники или хотя бы те из них, кто сохранил (хоть и прячет сей факт в целях самосохранения) способность к рациональному анализу, должны чувствовать себя этими гусарами, наевшимися дерьма зазря.
Прямая речь
2 ИЮЛЯ 2020
Дмитрий Орешкин: Понятно, что следующим шагом теперь станет волна репрессий. Мы уходим всё дальше в пространство выдуманной, виртуальной реальности в советском стиле.
В СМИ
2 ИЮЛЯ 2020
«Ведомости»: Часть общества это голосование как победу власти не воспримет, сама власть тоже понимает, что это не победа, а ее фабрикация.
В блогах
2 ИЮЛЯ 2020
Иван Беляев: Короче, если думать об отъезде, то вариантов два: Нарьян-Мар и Брно (самый высокий процент голосов против в мире, как коллеги сообщают).
Полюбите нас глупенькими…
29 ИЮНЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Главный начальник страны недавно снизошел до объяснений, зачем понадобилось обнуление. По версии Путина, в ожидании нового начальника чиновники перестают работать и начинают «рыскать глазами» в поисках того, кого назначат преемником. Владимир Владимирович, успокойтесь, они давно перестали работать. Чему самое очевидное свидетельство – многочисленные ляпы в официальных текстах. Ваши подчиненные прекрасно знают – сойдет так? как сляпают, а если кому не нравится, так он точно представитель «пятой колонны». Поэтому в вашу речь на параде недрогнувшей рукой вписывают двусмысленность про то, что «нацизм сокрушил советский народ».
Прямая речь
29 ИЮНЯ 2020
Николай Сванидзе: Людям в принципе неинтересна Конституция. Никогда по ней не жили и теперь не будут, тем более что её можно так выправить через колено...
В СМИ
29 ИЮНЯ 2020
РИА «Новости»: Лингвист указала на отсутствие ошибки в бюллетене по поправкам…
В блогах
29 ИЮНЯ 2020
Кирилл Рогов: Нет ничего глупее, чем думать, что нынешний голосовательный цирк о поправках в конституцию (а не в задницу, кстати, как многие думают) пройдет и исчезнет.
Тот, чье имя нельзя называть
11 ИЮНЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
По стране с грохотом и свистом понеслась агитационная кампания по выборам царя. Из каждого утюга нам рассказывают, как важно хоть в парке, хоть в городском туалете, но отдать голос за поправки к Конституции, которые навечно закрепят наши скрепы и ценности. Такие, например, как обязанность власти платить пенсию. А еще через Основной закон нам в очередной раз объяснят про «уважение к старшим» и «уважение человека труда». Также Конституция теперь обяжет защищать историческую правду и семейные ценности. Ну, по крайней мере, как ее понимает начальство. Кроме того, она наконец-то провозгласит приоритет российского права над международным. Еще про защиту животных есть.
Прямая речь
11 ИЮНЯ 2020
Андрей Колесников: Сейчас идёт борьба за явку. Судя по тому, как активно идёт рассылка на почту и телефоны... им нужна явка и связанное с этим повышение градуса легитимности.