Итоги года
26 августа 2019 г.
Итоги года. И суда — нет
11 ЯНВАРЯ 2014, ГРИГОРИЙ ДУРНОВО

ИТАР-ТАСС

О том, что в любезном отечестве с судебной системой плоховато, мы догадывались давно. Институт мировых судей приказал долго жить, разбираясь с протестными акциями, причем еще задолго до того, как эти акции стали широко популярны. Политических дел в последние годы было немало (достаточно вспомнить второе дело ЮКОСа или процессы против нацболов), и они наглядно демонстрировали и обвинительный уклон, и заказной характер, и абсурдность, и произвол. Но, кажется, никогда раньше все это не демонстрировалось настолько концентрированно. 2013 год можно считать годом, когда российская судебная система громогласно и практически официально признала, что ее не существует.

Произошло это еще в июле, когда Главного Оппозиционера отправили в СИЗО №2 города Кирова. Как ни старалась власть убрать его подальше от Москвы, а от протестов себя не уберегла — и вот уже вечером того же дня, когда был вынесен приговор, прокуратура подает жалобу на арест обвиняемых по делу «Кировлеса». В итоге принимается беспрецедентное решение оставить приговоренных к колонии общего режима на свободе до рассмотрения дела судом второй инстанции. Парадоксальным образом это решение стало еще более ярким свидетельством кончины правосудия, чем сам процесс, в котором слияние со стороной обвинения было уже до бесстыдства неприкрытым — чего стоит один только отказ судьи Сергея Блинова удовлетворить ходатайство о вызове тринадцати свидетелей защиты.

То, что мы наблюдаем с тех пор, — это либо подобие агонии, либо отчаянные попытки сохранить лицо, когда даже бесстыдники начинают осознавать, что зашли слишком далеко. В случае с «Болотным делом» преобладает первый вариант. В результате судья Людмила Москаленко при активном сотрудничестве Центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского решает отправить Михаила Косенко на принудительное психиатрическое лечение за удар, которого он не наносил (не помогли даже показания потерпевшего, который не опознал в Косенко человека, применившего к нему насилие), а перед этим еще и не отпускает его на похороны матери. Судья Наталия Никишина беззастенчиво хамит обвиняемым по «Делу двенадцати» (с 19 декабря — «Делу восьми»), их адвокатам, свидетелям защиты, снимает практически любые вопросы, которые могли бы помочь выяснить, что стало причиной насилия на Болотной площади 6 мая 2012 года, отказывается удовлетворять важнейшие ходатайства защиты, разрушая ее систему доказательств, отказывается вызвать «скорую» голодающему Сергею Кривову. Косенко остается в СИЗО и ждет рассмотрения дела в суде второй инстанции. «Дело восьми» продолжается, и хотя четверо обвиняемых амнистированы, освобождение их от судебного преследования было омрачено не только тем, что восемь человек остались под судом, но и тем, что само решение суда об амнистировании четверых звучало уж больно похоже на приговор — восьмерым как будто предсказали их судьбу (не считая конкретных сроков).

Кстати об амнистии. В этой истории попытка сохранения лица, конечно, имеет место (больше всего это касается, пожалуй, дела «Arctic Sunrise» — более или менее понятно, что если бы было решено продолжить эту историю про хулиганство во льдах, то за ним стали бы следить как минимум в 18 странах мира, и это было шоу не хуже несчастных Олимпийских игр). При этом в массовом сознании амнистированные, скорее всего, останутся виновными (особенно очевидно это в отношении тех, кому приговор уже был вынесен, то же касается и помилования Главного Политзаключенного). Есть, конечно, и положительный момент — в любом случае хорошо, что хоть кто-то вышел на свободу: как написал в «Твиттере» адвокат Марии Бароновой и Степана Зимина Сергей Панченко (из его подзащитных одна была амнистирована, второй не был), «за отсутствием в практике оправдательных приговоров, освобождение доверителя — самый приятный момент для адвоката». Есть и попытка разъединить оппонентов власти. Но тем, кто следит за «Болотным делом», власть еще и четко указывает, как дорого она ценит тех, кто ради нее готов пускать в ход дубинки и кулаки и проливать кровь невинных людей. За свой ОМОН, который, конечно же, не может бить девушек, власть не только всех посадит (и тех, кто посмел защититься, и тех, кто посмел кого-то защитить, и тех, кому сочинили 318-ю статью совсем из воздуха), но и под амнистию не подведет.

По 318-й к двум годам колонии был приговорен Центральным районным судом Твери активист «Другой России» Сергей Череповский, хотя никаких доказательств того, что он применял насилие по отношению к сотрудникам полиции, нет. Это дело на фоне более громких прошло почти незамеченным — как и, например, дело журналиста Сергея Резника, приговоренного к полутора годам Первомайским судом Ростова-на-Дону. А если даже и общественное внимание приковано, и Путин что-то там двусмысленное пробубнил, и политический мотив отсутствует, все равно оправданием это вряд ли закончится: дело Ильи Фарбера отправили на пересмотр, который кончился обвинительным приговором со сроком всего лишь на одиннадцать месяцев короче прежнего; обжаловали — и только сократили до трех лет. Вот радость-то. (Под самый Новый год Фарбера все-таки решили освободить по УДО. Все та же хорошая мина при отвратительной игре — признать его невиновным духу не хватило.)

Двойственное ощущение оставил День чекиста 20 декабря, ознаменовавшийся не только помилованием и выходом на свободу понятно кого, но и изменением срока с условного на реальный краснодарскому экологу Евгению Витишко: в прошлом году он вместе с коллегой Суреном Газаряном был осужден условно за нанесение надписи на забор дачи, незаконно строившейся в природоохранной зоне, а теперь уголовно-исполнительная инспекция решила отправить его в колонию-поселение за мелкие нарушения режима — вовремя, мол, не сообщал о выездах в соседние города. Решением Туапсинского районного суда Краснодарского края Витишко должен быть отправлен на три года в колонию-поселение.

Весь предшествующий текст можно было бы написать и раньше, но итоги года, касающиеся кончины судебной системы, было бы невозможно подводить до 26 декабря, когда один значимый процесс должен был закончиться, а второй начаться. В результате Чертановский районный суд Москвы под председательством Галины Тюркиной и Мосгорсуд под председательством Александра Замашнюка приняли аналогичные решения — отправить переданные им дела обратно в прокуратуру (а значит — следствию). Только если во втором случае — деле Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева, обвиненных в организации массовых беспорядков, якобы имевших место на Болотной 6 мая, а также в попытке организации массовых беспорядков по всей стране по рецепту, описанному телеканалом НТВ, — вернули на начальном этапе, то есть на предварительных слушаниях, то в первом — деле националиста Даниила Константинова, обвиненном, ни много ни мало, в убийстве (никаких доказательств его причастности к преступлению нет, уровень фальсификации и бездарности феноменальный) — уже успел пройти весь цикл судебного следствия, прошли прения, осталось только вынести приговор. Конечно, об оправдании речи нет, более того — обвиняемые остаются кто в СИЗО, кто, как Удальцов, под домашним арестом (а Константинова еще и избивают в конвойном помещении), но совсем уж позориться начальство не решилось.

Что нас ждет в наступающем году по части судебных процессов — Бог весть. События этого года большой надежды на положительные изменения не вселяют. И расслабляться рано. Оказавшихся на свободе вновь поздравим, а о многих, кто продолжает сидеть и подвергаться преследованию, не забудем.


Фото ИТАР-ТАСС/ Георгий Андреев
















  • Аркадий Дубнов: ... как сообщил президент, страна получила прекрасный подарок к Новому году, замечательную ракету «Авангард», подобной которой ещё долго ни у кого не будет

  • Meduza: Год 2018-й в фотографиях: акции оппозиции, чемпионат мира, автомобиль в космосе и гениальный Бэнкси

  • Виктор Шендерович: Надежд на 2019 год в общественном смысле очень немного...
РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Симфония гудков
18 ЯНВАРЯ 2019 // ДМИТРИЙ ПЕТРОВ
О русских форумах в ЕвропеЭтой осенью Будва, Прага и Вильнюс приняли сотни «глобальных русских», живущих в России и вне, – художников, политиков и экспертов. При всей несхожести этих встреч, их роднили цели: свобода, творчество и благо страны.Осень была неспокойной. Сбитый ИЛ-20. Атаки на Израиль. Поставки Сирии систем С-300. Маневры «Восток-2018». Захват украинских судов. Арест Льва Пономарева. Ту-160 в Венесуэле… Таков фон пяти русских форумов, прошедших в минувшие три месяца за рубежом. Это не удивляет. Неприязнь властей к инакомыслию уже почти два века мешает россиянам обсуждать острые проблемы дома. Да и организаторы – Марат Гельман, Гарри Каспаров, Антон Литвин, Жанна Немцова и Михаил Ходорковский – живут вне России.
Итоги года. Транзит 18–19
13 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Об уходящем полагается говорить либо хорошо, либо ничего. А потому нам бы ничего не говорить. Но это нам — в мире много чего напроисходило такого, что его поменяет, видимо, очень круто, просто еще непонятно как. Не само по себе происходило — человеческими усилиями и человеческими же мозгами. Совершенно невероятные прорывы (куда еще они приведут, вопрос, конечно) в генетике и генной инженерии, в астрономии и астрофизике, в археологии, давно переросшей саму себя и ставшей мультинаучной дисциплиной, в технике и технологиях, в экономике и даже в политике. Вот уж где устоявшийся левый порядок казался незыблемым, а праволиберальный дискурс навсегда отошедшим в мир преданий, но...
Итоги года: заметки издалека
8 ЯНВАРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Я понимаю, что читатели ЕЖа ждут подведения итогов, прежде всего, российского года. Но, должен признаться, что 2018 был первым годом в моей уже не такой короткой жизни, когда я в России не был вообще, поэтому могу говорить об итогах года применительно к ней, исходя из медийного контекста, за которым, признаюсь, следил ежедневно, общения с друзьями и близкими и собственных соображений, возникавших в процессе этих занятий. Вероятно, кому-то покажется поверхностным и чрезмерно отстраненным то общее ощущение, которое я могу выразить любимым русским словом железного канцлера Бисмарка — "ничего". То есть понятно, что в России каждый день что-то происходило, новостные ленты исправно функционировали, иногда случались события, вызывавшие бурю эмоций, но, по моему мнению, ни одно из них по своему содержанию не было качественно новым.
Книга итогов
8 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мы столько уже написали «итогов» за эти восемнадцать лет, что впору издать «Книгу итогов». И я вам скажу, что это будет интереснейшая книга. Настоящая «Книга жизни». Или, возможно, «Книга мертвых», как в ужастике, если смотреть на нее глазами пессимиста. Со своей стороны, однако, я бы предложил в нее включить сепарированно две группы итогов. Одна группа – итоги победительные, а вторая – итоги апокалипсические. И чтобы первые шли от первой страницы к концу, а вторые – от конца к первой, и где-то к середине чтоб встречались, как в книжке у Акунина.
Итоги года. Как остаться?
7 ЯНВАРЯ 2019 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Год 2018 год, если обозревать его с гордой высоты кремлевских башен, стартовал удачно, с убедительной и легкой победы Владимира Путина на очередных выборах. Но финишировал тоскливо и вполне безнадежно. Рейтинги идут вниз, не быстро, но планомерно. По сути, речь идет только об одном, главном, рейтинге. Об остальных, как личных, так и институциональных, давно говорить не приходится. В этом тренде на понижение сработал ряд факторов. От пенсионной реформы, которая разозлила людей не только своим грабительским, но и оскорбительным характером (не посоветовались, не уважили, т.е. наплевали), до разочарования во внешней политике.
Итоги года. РПЦ без УПЦ, но с трофейным оружием
7 ЯНВАРЯ 2019 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В церковной жизни за последний год произошли глобальные перемены, но все они связаны в основном с межцерковными отношениями, а если брать ситуацию внутри Русской церкви, то тенденция не изменилась: церковь продолжает интегрироваться в государство и уже слилась с ним почти до неразличимости, тогда как тело собственно церкви неуклонно усыхает. Не так давно многие были шокированы присутствием патриарха Кирилла на коллегии Министерства обороны, но это что — ритуально посидел и ушел, — в каждодневной жизни происходят процессы куда менее заметные, но по своим последствиям для общества куда более важные.
Итоги года. Медиафрения. Великая российская стена и Великий украинский ров с крокодилами
6 ЯНВАРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Главный процесс 2018 года — это продолжающийся распад Российской империи. Принято считать вехами такого распада 1917-й и 1991-й, то есть утрату территорий и соответствующее изменение внешних границ. Но распад — это не только вехи, но и процесс, а империя (тут еще и специфика Российской империи) — не только захват чужих территорий, но и обращение власти с собственным населением, то, что Ключевский называл внутренней колонизацией. И в этом смысле отмена крестьянского рабства в 1861 году и отмена колхозного рабства в 1974-м — такие же вехи распада империи. В медийной сфере процесс распада империи проявился в создании новых и укреплении старых перегородок...
Итоги года. Наступающий Год Холодильника
5 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
Коллега на работе замечательно сказал: «Не хочется заниматься ревизией уходящего года. Удивительно хорошее, предпраздничное настроение сейчас». Прекрасно понял человека, учитывая, что тому на днях довелось посмотреть всю пресс-конференцию Владимира Владимировича. Которая, выпав на последнюю треть месяца, для многих наших сограждан итоги года и подвела. Совсем немного уже осталось до самого главного праздника страны; там шампанское и запах мандаринов. Сначала искрящиеся эстрадные артисты, кинокомедии — после обращения президента. Тут, конечно, проявится главная закавыка обывательской жизни простого россиянина.
Итоги года. Контактный зоопарк
4 ЯНВАРЯ 2019 // АНТОН ОРЕХЪ
Каждый год мы подводим итоги. И каждый год пишем примерно одни и те же слова. Со свободой как таковой стало еще хуже. Со свободой прессы, в частности, стало еще хуже – причем, настолько, что пресса вымирает как класс, превратившись или в официантку с откляченной задницей, готовую услужить, или в девушку «с пониженной социальной ответственностью», готовую обслужить. С правами человека стало еще хуже, с демократическими институтами и правосудием стало еще хуже. Изоляция крепчает вместе с маразмом. А люди в обычном бытовом смысле живут трудно, как никогда в этом веке.
Украина: итоги 2018, предсказуемые и непредсказуемые
3 ЯНВАРЯ 2019 // ИННА БУЛКИНА
Здесь предсказуемо нужно было бы писать о безусловных внешнеполитических достижениях — о томосе и безвизе. И о столь же безусловных внутриполитических проблемах — о войне, которой не становится меньше. Ее становится только больше, как и украинских заключенных в российских лагерях и тюрьмах. О судах и коррупции, о предвыборных шоу, главный смысл которых в том, что новой реальной оппозиции и нового постмайданного поколения политиков у нас так и не появилось и в старые игры играют все те же старые клоуны: «Я гарантирую снижение цены на газ в 2 раза!», «А я угадаю эту мелодию… нет, простите, а я гарантирую снижение цены на газ в 4 раза!», «Папа просил передать вам всем, что театр закрывается».

 

Материалы по теме

Итоги года. Спецслужбы // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Итоги года. Подвижка в пейзаже // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Итоги года. Рождественская история // МАКСИМ БЛАНТ
Итоги года. Осень дворового хулигана // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Итоги года. Помочь себе и стране // СЕРГЕЙ КАРАГАНОВ
Итоги года. Меланхоличное: размышления о 2013 годе // ГЕОРГИЙ САТАРОВ
Новогоднее «поздравление» // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Прямая речь //
В блогах //
В СМИ //