КОММЕНТАРИИ
В оппозиции

В оппозицииНе очень-то и припугнули

13 ИЮНЯ 2012 г. ГРИГОРИЙ ДУРНОВО

Мария Олендская / ЕЖ
Как шутят в блогах, власть не сливает протест. До безумия поспешное принятие издевательских поправок, ужесточающих ответственность за нарушения на массовых акциях, и унизительные обыски у так называемых лидеров протестного движения только разозлили недовольных, и число пришедших на акцию 12 июня в результате увеличилось — накануне многие в соцсетях признавались, что если раньше сомневались, идти ли, то теперь точно пойдут. Сравнение нынешних мер, принимаемых властями, с 1937 годом, конечно, неуместно. Параллели с преследованием диссидентов тоже не очень убедительны, но емко описанное когда-то Анатолием Якобсоном ощущение от мер, принимаемых властями, к нынешним временам очень подходит: люди выходят на шествия и митинги, «потому что противно!».

Вряд ли на митинг на проспекте Академика Сахарова собралось сто или тем более двести тысяч, как со сцены объявляли Сергей Удальцов и Илья Пономарев соответственно. Но и оценка ГУ МВД по Москве — 15 тысяч — как всегда, явно заниженная. В любом случае несколько десятков тысяч на бульвары и проспект вышли. В условиях лета, когда многие уже уехали отдыхать, это очень даже немало.

Если власть действительно ставила целью обезглавить протест, обязав так называемых лидеров явиться на допрос в Следственный комитет, то нужно признать, что в некоторых своих проявлениях она остается бесконечно тупой. Уже не раз приходилось отмечать, что протестующие способны легко самоорганизовываться и без так называемых лидеров. Да и без Навального и Яшина массовые акции уже проходили. А Удальцов так и вовсе манкировал допросом и отправился на шествие и митинг, объяснив это тем, что он является заявителем мероприятия и несет ответственность за его проведение.

Очевидно, что митинг как форма протеста стремительно устаревает. Как кажется, это стало ощущаться еще в декабре. Судя по реакции собравшихся, так называемые лидеры, выступающие со сцены, не особенно удерживают внимание. Наиболее сильной была реакция пришедших на митинг на выступление мало кому доселе известной активистки «ОккупайАбай» Алисы Образцовой, которая напомнила о деле Pussy Riot и довольно яростно обрушилась на Русскую православную церковь и патриарха. Овациями были встречены также журналистка Ольга Романова (по-видимому, собравшиеся таким образом выражали ей поддержку в связи с делом ее мужа Алексея Козлова и благодарность за то, что она стала, по выражению депутата от «Справедливой России» Дмитрия Гудкова, «кассой» акции) и уволившийся из воронежской полиции Роман Хабаров. Политики такой чести не удостоились. Следует также отметить, что уже на середине проспекта выступающих со сцены было практически не слышно.

В целом, напряженность, которая витала в воздухе 6 мая, еще до начала столкновений протестующих с ОМОНом, здесь практически отсутствовала. Очевидцы говорят, что шествие, в целом, оставило вполне благостное впечатление. Серьезно омрачил картину прорыв националистов к сцене, который произошел уже на проспекте Сахарова. Националистов в целом на акции было немного — несколько сотен человек, как и на прошлых акциях, — но из-за их организованности и агрессивности у некоторых очевидцев возникло ощущение, что их больше, чем обычно. До сцены националисты, к счастью, не добрались — их блокировала служба безопасности. Кстати, в этот раз, как отмечает одна из волонтеров службы безопасности, уровень самоорганизации и взаимодействия был куда выше, чем на прошлых массовых протестных акциях. В том числе и взаимодействия с полицией. Многие отмечают, что полиция была в этот раз дружелюбна и индифферентна. Но у этого есть и обратная сторона — будь полицейские более бдительны, может быть, и прорыва националистов удалось бы избежать.

Власть в этот раз не стала никого провоцировать: не было никаких неожиданных дополнительных рамок и лишних кордонов, препятствующих спокойному проходу людей на митинг. Но и протестующие в большинстве своем не планировали никаких действий, не предусмотренных предварительными договоренностями. Никаких задержаний по следам акции не было. Впрочем, обольщаться не стоит: власть уже в достаточной степени показала, что цацкаться не намерена. Одно из подтверждений — вручение Борису Немцову прямо на сцене повестки с требованием явиться на допрос в Следственный комитет.

Нельзя также забывать и о том, что в разных городах перед акцией 12 июня задерживали местных активистов, собиравшихся в Москву. И все же не стоит игнорировать информацию, распространенную блоггером Олегом Козыревым (источников он не называет, но утверждает, что доверяет им на сто процентов): перед проведением акции более 200 оперативников одной из силовых структур письменно заявили, что отказываются идти работать на митинг, другие уведомили начальство, что в любом случае не будет применять силу в отношении мирных демонстрантов, некоторые под разными предлогами уехали из Москвы, и все больше и больше людей увольняются из тех подразделений МВД и ФСБ, которые, по словам Козырева, «причастны к подавлению инакомыслия или которых привлекают на массовые акции оппозиции».

Ну и напоследок о содержательном наполнении протеста. Конечно, приятно, что среди активных участников акций появляются новые люди, но нельзя не отметить, что сильно не хватало представителей разных регионов — на митинге выступали только люди из Подмосковья, Твери и Воронежа. Появился Манифест свободной России с более или менее внятной программой, предусматривающий создание некоего Координационного совета. В шествии приняла участие научно-образовательная колонна. Однако пока что до существенных изменений в жизни страны, да даже и до качественного увеличения числа протестующих еще далеко. Удальцов предложил провести следующую акцию 7 октября, «в день рождения сами знаете кого». Лето — не лучшее время для роста протестной активности. И все же надежды есть — и власть своими тупыми действиями помогает этим надеждам укрепляться.

Фоторепортаж Марии Олендской / ЕЖ


Рекомендуем видео пользователя youtu.be TheGagarinski


Версия для печати
 



Материалы по теме

Прямая речь //
Прямая речь //
В СМИ //
Мокрое дело // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
О манифестах и резолюциях // МАКСИМ БЛАНТ
Где предел? // АНТОН ОРЕХЪ
Как в Европе // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Манифест свободной России // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Еще раз про футбол // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ